«Культурно-Паломнический Центр имени протопопа Аввакума»

Долгий путь к Аввакуму

Долгий путь к Аввакуму

1.333K
5

Два года назад, в декабре 2010 года, было создано общество “Культурно-паломнический центр имени протопопа Аввакума”. Одной из первоочередных задач центра было определено строительство часовни на месте гибели Пустозерских мучеников.

Многое было сделано за это время: создан проект строительства часовни, получена поддержка местной администрации, вплоть до губернатора Ненецкого Автономного округа И. Г. Федорова, проект был согласован со всеми государственными инстанциями, что оказалось весьма непростым делом. В марте 2011 года в районе реки Пижма в Усть-Цилемском районе был заготовлен и вывезен лесоматериал для часовни с трапезной (лиственница и сосна). Уже летом прошлого года бригада строителей-староверов в селе Степановском, что на Пижме, под руководством Михаила Филипповича Аншукова сложила два замечательных здания в духе древнерусской северной архитектуры: часовню и трапезную, украшенные изящными шавками и осьмиконечными крестами.

Русский Север — это особая территория со своими климатическими, географическими, природными условиями. Пустозерск — это Заполярье, тундра, где дорог или нет, или они проходимы лишь в определенное время года. Для того, чтобы перевезти часовню и трапезную, потребовалось девять тяжеловозов, три КамАЗа и шесть УРАЛов, часть из них с прицепами. Груз на каждую машину достигал 20 тонн. Идти такой колонной летом по тундре означало бы уничтожение растительного слоя (мха-ягеля) на многие-многие годы.

Поэтому было принято решение: перевозить разобранные здания по зимнику, т.е. по зимней дороге, по маршруту Степановское — Усть-Цильма — Ираель — Усинск — Харьяга — Нарьян-Мар — Пустозерск. Наиболее удобное для этого время — конец зимы, начало весны, когда нет сильных морозов и метелей, но и нет оттепелей. В Пустозерске это конец марта месяца.

В феврале этого года состоялась встреча руководства КПЦ им. прот. Аввакума, настоятеля Нарьян-Марской Поморской общины о. Петра Ляпунова с губернатором НАО И. Г. Федоровым.

Итогом встречи могут быть слова Игоря Геннадьевича: “Стройте скорее, даю полное добро”. К этому времени была готова и вся необходимая документация. Руководитель проекта и попечитель из Усть-Цильмы, председатель Культурно-паломнического центра Вальтер (по крещению Валентин) Вальтерович Фот ответил кратко: «Предполагаем, что примерно 25 марта мы будем уже в Нарьян-Маре”.

И вот уже 15 марта сего года на Пижме кипела работа. Та же бригада строителей, что возводила часовню и трапезную, стали разбирать здания, аккуратно нумеруя и раскладывая бревна. 19 марта началась погрузка на машины прибывшие из Усинска. Задача облегчалась тем, что Вальтер Вальтерович является руководителем крупной транспортной компании “Пижма” в городе Усинск республики Коми, которая занимается северным завозом. Кроме того, он, как выходец с Пижмы, сам лично руководил проектом. Автор этих строк был приглашен В. В. Фотом помогать решать организационные, технические, а также церковно-канонические вопросы проекта.

Когда я прибыл 20 марта в село Степановское, погрузка стройматериалов шла полным ходом. Большой 25-ти тонный кран работал безостановочно. Стояла ясная морозная погода, по ночам температура доходила до -30 градусов. На Севере, если мороз меньше 40 градусов, считается не очень холодно. Вальтер Вальтерович с Михаилом Филипповичем активно руководили погрузкой. Уже 22 марта колонна из девяти тяжеловозов вместе с подъемным краном выстроилась вдоль села Степановское, готовая преодолеть расстояние в 1300 км. по зимним северным дорогам.

Неожиданно пришло известие: Вальтер Вальтеровича вызывают в правительство республики Коми в Сыктывкар по срочным делам. “Придется тебе вести колонну, — спокойно сказал мне наш руководитель, отдав ключи от своего внедорожника. — Встретимся в Усинске”. Наверное, никогда в жизни на меня не ложилось столь великое бремя ответственности.

23 марта в шесть утра водители и бригада строителей из шести человек поднялись для выезда в Пустозерск. Из-за разных организационных хлопот выехали только в 8 утра. Местные жители грустно вздыхали: “Такую красоту от нас увозите, лучше бы здесь оставили.”

Через пару часов наша колонна подошла и встала у берега реки Печоры. На другом берегу раскинулось большое село Усть-Ципьма, укрытое снегами. Стоял ясный солнечный день, но впереди нас ждало большое испытание: крутой подъем на другой берег, дорога скользкая, а улицы узкие. Машины же загружены под завязку. Местные жители сразу же рассказали последние новости. Вчера один КамАЗ снесло с дороги и он развалил сарай. Переезд через реку Печору зимой специально заливается водой, чтобы толщина льда достигала максимальной величины, иначе многотонные машины ушли бы под лед. “Штурм” Усть-Цильмы начался, но вскоре один из Уралов сошел с дороги и увяз в снегу. Нам помогали дорожная служба и сотрудники автоинспекции, но Усть-Цильма не хотела отпускать нас. Выехали оттуда мы только в пять часов вечера. Дорога представляла собой укатанный снег до состояния ледяного наста, поэтому машины шли осторожно 40-50 км в час. До станции Ираель покрытие было достаточно ровным, но затем, когда наступила ночь, дорога превратилась в разбитую колею, из-за которой тяжеловозы бросало из стороны в сторону.

В районе поселка Каджером, примерно в пол третьего ночи решили, что нужно сделать остановку, поспать пару часов. На улице под 30 градусов мороза, спали тут же в машине с включенным двигателем. Уже в половине шестого я объявил подъем и в шесть колонна была готова к выезду. Мы предполагали к обеду быть в Усинске, на базе компании “Пижма”, но нас ждало очередное испытание: крутой подъем у берега реки Печоры в районе Устъ-Уссы. Дорога там идет вдоль реки, а потом делает резкий поворот направо на 90 градусов, и сразу крутой подъем. Когда наша колонна подошла к этому подъему, мы увидели как беспомощно сползает вниз фура иностранного производства “Volvo”, не в силах пробиться наверх. Зрелище не вселило оптимизма. Наши водители распределились: менее груженные взяли на сцепку более груженных, и так, с Божьей помощью, потихоньку вытащили друг друга наверх. У одного из КамАЗов отказал передний мост, но и его удалось поднять. Правда, затем его пришлось сопровождать до самого Усинска.

Лишь к шести вечера мы добрались до базы транспортной компании “Пижма”, там нас ждал радостный Вальтер Вальтерович. Основная часть пути позади, но отдыхать было еще рано. Поужинав, мы пересортировали груз, взяли на прицеп две бытовки для жилья, одну передвижную мастерскую и отправились на другую базу компании Пижма в Харьяге. Там предстояло переночевать. Терминал в Харьяге это последний пункт, куда идет бетонная дорога. Дальше только зимник по тундре. Из Харьяги всем необходимым снабжаются нефтяники и газовики. Терминал — это как маленький оазис посреди тундры, где вахтовым методом работают и живут транспортники, развозящие грузы по назначению.

Наутро, в семь утра, 24 марта колонна вновь была готова к походу, уже во главе с руководителем проекта В. В. Фотом.

Сияло суровое зимнее солнце, кругом до горизонта снежная пустыня и ледяная дорога. Зимник так же как и на Печоре специально заливают водой, чтобы ледяной наст держал многотонные машины. Летом же по тундре не проехать.

Нам предстояло преодолеть более 300 км до Нарьян-Мара. Только на первый взгляд кажется, что тундра — это равнина. На самом деле там много озер и болот, между которыми достаточно крутые берега, для наших тяжеловозов они стали большим испытанием. Порою Вальтер Вальтерович, в прошлом профессиональный водитель, имеющий большой опыт работы на Севере, лично руководил колонной на самых сложных подъемах. Иногда приходилось пользоваться помощью тракторов-тягачей, которые дежурят на самых тяжелых участках трассы.

Если с утра было яркое солнце, то вскоре горизонт стал заволакивать облаками, но над нами оставался каким-то чудом большой круг чистого неба. Казалось, что это знамение, будто кто-то сверху наблюдает и покровительствует нам. В дальнейшем мы еще не раз ощущали Божественное благоволение к нашему делу.

Зимняя дорога — это ледяной наст, весьма скользкий, от водителя требуется большой профессионализм и ответственность. Малейшая оплошность может стоить очень дорого. Мы были свидетелями последствий аварии, когда две машины не разошлись посреди просторов тундры. Оказывается, и в тундре есть дорожная автоинспекция, хотя мобильной связи нет, но они уже были на месте ДТП.

Порою наш “караван” растягивался по тундре и Вальтер Вальтерович, как пастух, возвращался на внедорожнике назад и подгонял отбившихся “овец*’. Ближе к полудню мы достигли асфальтовой дороги, когда-то задуманной соединить Нарьян-Мар с Усинском. Тут же «завис» на подъеме один из КамАЗов. Слава Богу, вытянули тросом. Колонна собралась на краткий отдых. Настроение у всех приподнятое. Все в сборе, можно сказать, осталось всего чуть-чуть.

На подъезде к Нарьян-Мару вновь распогодилось, и засияло солнце, казалось, и оно радо нашему прибытию. За 10 км до города заработала мобильная связь. Вальтер Вальтерович остановил машину, позвонил о. Петру, как раз недавно в храме окончилась воскресная служба.

Первыми словами были: “Петр Иванович, как и обещал, 25 марта мы прибыли.” Внушительной колонной из больших тяжеловозов мы выстроились вдоль дороги у въезда в Нарьян-Мар. Вскоре на нескольких машинах подъехал о. Петр с прихожанами Нарьян-Марской общины. Нас трогательно встречали с иконами и хлебом с солью. На лице Петра Ивановича были улыбка и слезы одновременно. Подъехали также представители администрации, бизнеса, общественности. Добрая весть быстро облетела город.

На душевном подъеме нам сразу хотелось добраться до Пустозерска, ведь осталось каких-то 40 км. Но добрые люди подсказали: не торопитесь, отдохните, за полдня можете не успеть…

Компания сейсморазведки (нефтяники) любезно предоставила нашим водителям и строителям общежитие, где можно было выспаться после долгого похода. Кроме того, одной из машин потребовался ремонт.

В 10 утра 26 марта мы вышли по направлению в Пустозерск. Нам помогли также сейсморазведчики: пробили туда дорогу. Ведь зимой по тундре ездят на снегоходах “Буранах”. В Пустозерске никто не живет и дороги туда нет.

Через несколько километров стало ясно, что это самый тяжелый день нашего маршрута. Хотя дорогу прочистили, длинные платформы тяжеловозов и прицепы съезжали с колеи и зарывались в снег. Мы по очереди вытаскивали друг друга, на помощь пришли трактора — тягачи, присланные местными предпринимателями. Каждый километр давался с трудом, некоторые водители отчаивались и впадали в ступор, звучала ненормативная лексика. Порою Вальтер Вальтерович сам садился за руль Уралов и ему удавалось то, что не получалось у водителя. Потом он сказал, что знал как будет тяжело, но не хотел расстраивать.

К Пустозерску мы пробились уже затемно, к 10 часам вечера. За несколько часов до окончания “штурма” Вальтер Вальтерович дал указание снять снегоход с одной из машин, завел его и пригласил меня следовать вместе с ним. Смеркалось, когда мы на буране первыми въехали в Пустозерск. Предстояла важная задача: окончательно, до метра, определить место расположения часовни и трапезной. Изначально мы просили место около Креста, стоящего уже 20 лет в Городище. Но нам отказали под предлогом будущих археологических раскопок, которых, наверное, никогда и не будет. Разрешение, дали на месте, где по данным археологов заканчивается территория городища. Опечаленные, мы были вынуждены согласиться. Ведь Пустозерск — это охранная зона заповедника. На отведенном нам участке находится небольшой лесок из зарослей карельской березы, отдельных сосенок и елей. Но посреди леска находится большая поляна, как раз подходящая под наше строительство. Впоследствии, задумываясь о месте сожжения мучеников, мы пришли к мысли, что казнь не могла совершаться внутри городища, при сильном ветре мог сгореть весь деревянный Пустозерск. Скорее всего это было сделано на окраине или даже за пределами города. Кто знает, может и не случайно сохранилась эта поляна, может, именно здесь произошло трагическое событие триста с лишним лет назад… Мы разметили территорию и дали указание тракторам очистить участок. Одна за другой наши машины пробивались в Пустозерск и становились по кругу около места будущей стройки. Неожиданно небо как будто осветили прожектора, но ненадолго. Так наше прибытие было встречено северным сиянием.

Утром, 26 марта в 8 утра началась разгрузка машин, а закончилась лишь к полуночи. Почти все машины сразу же покинули Пустозерск. Со дня на день могла начаться оттепель и тогда дорога станет совсем непроходимой. У нас было очень мало времени. 28 марта утром началось строительство часовни, был положен первый оклад. Вокруг были горы лиственницы, сосны, казалось, здесь открыта база стройматериалов. Даже не верилось, что через 2 недели здесь будут стоять 2 часовни.

Каждое утро мы с Вальтером начинали с молитвы у креста Пустозерским мученикам. Хоть было нелегко, но чувствовалась поддержка свыше, все сложности разрешались. Работали споро и быстро, по 12 часов в день, хотя по ночам прихватывал мороз (было до -30 градусов), днем отпускало до -15. Часовня «росла» на глазах, клали по 8-9 рядов за день. Первым не выдержал подъемный кран, его гидронасос 29 марта приказал долго жить. Первый оклад трапезной собирали вручную, а ведь каждое бревно лиственницы весит 500-700 кг. Навалились всем миром…

Уже в полшестого утра на следующий день нам в балок постучали. Сотрудники базы «Пижма» с Усинска привезли необходимые запчасти и в 8 часов утра работа вновь закипела. Первым гостем на нашей стройке был о. Петр Ляпунов. Он приехал вместе с зам. директора музея Пустозерье на снегоходе. Мы отмолились молебен, о. Петр покадил большой деревянный крест, подготовленный к установке внутри часовни, покадил бревна, из которых будет возведен храм, благословил строителей на благое делание. Мне хотелось бы назвать их имена, поскольку работали они не за страх, а за совесть, и результат превзошел все ожидания. Это пижемцы: бригадир Алексей Носов (из д. Скитское), Виктор Чуркин (из с. Степановское), Евгений Оленский (из с. Степановское), а также хорошие специалисты и русские мужики с Украины: Андрей Чернышев, Владимир Артюх, Валерий Ефремов, и с ними крановщик Василий Мышкин, родом с Вятки. Спаси их Господи и помилуй.

К 4 апреля здания были подведены под крышу и мы подготовились к самому ответственному моменту — установке куполов с восьмиконечными крестами. Стояла солнечная, но в легкой дымке погода. И вдруг мы увидели необычное явление. Вокруг солнца на небе полным кругом образовалась радуга и оставалась она довольно долго. Когда мы установили большую маковку на часовню (это самая трудная часть работы), погода резко поменялась, задул ветер и пошел снег. Началась оттепель. Но самое тяжелое было уже позади.

2 апреля за мной на снегоходе приехал о. Петр. К этому времени все главки были установлены, заканчивали делать крышу, осталось сделать окна, двери и внутреннюю отделку. Но это тоже большой объем работы.

Я должен был по работе возвращаться в Москву. Уже 13 апреля мне удалось дозвониться до Вальтера Вальтеровича (в городище мобильная связь почти не работает), это была пятница страстной недели. Он сказал, что все сделали и выехали из Пустозерска. Как известно, 330 лет назад именно в страстную пятницу протопоп Аввакум и его узники приняли мученическую смерть через сожжение в срубе.

Через несколько дней уже в Москве я поздравил Вальтера Вальтеровича не только со Светлым Христовым Воскресением, но и с днем рождения.

Пашинин М. Б.

Фотографии: М. Б. Пашинин и В. В. Фот.

Похожие материалы

0

Your Cart