«Культурно-Паломнический Центр имени протопопа Аввакума»

К староверам на Енисей

Титовская моленная на берегу Енисея

К староверам на Енисей

1.923K
5

Огромные расстояния нашей страны разделяют общины староверов, разбросанные от Калининграда до Владивостока. Но, тем не менее, при желании эти проблемы преодолимы. Небольшая группа поморцев: Сергей Кузьмич Назаров, председатель Городецкой поморской общины, и Максим Борисович Пашинин, председатель правления «Культурно-паломнического центра имени протопопа Аввакума», отправилась в Сибирь на Енисей с желанием установить связи с местными староверами, узнать больше об их жизни.

Мы прибыли на самолете в Красноярск ранним утром. В аэропорту нас встретили настоятель Красноярской общины Иван Иванович Корсаков и попечитель Николай Петрович Мешков. Мы сразу отправились в г. Енисейск, где нам представилась редкая возможность на небольшом речном судне «Орион» спуститься на несколько сот километров вниз по Енисею и побывать в староверских селах. По дороге Иван Иванович и Николай Петрович рассказали о своих планах. Оказывается, уже куплен участок в центре Красноярска и начато строительство поморской моленной из сибирского кедра, надеются, что с Божьей помощью, к следующей Пасхе будет освящение храма. Сам о.Иван из известного рода Корсаковых с Рязани, его родственником был несколько лет назад почивший настоятель Московской общины о.Савелий Корсаков. У нас было немного времени для общения — Иван Иванович улетал в отпуск к себе на родину.

Когда-то много лет назад связь с Енисейском установил другой наставник Московской общины о.Василий Нечаев. Он прилетал туда, чтобы крестить и исповедывать. Мы остановились в доме староверки Ольги Антоновны Пономаревой, она — хозяйка судна, и, несмотря на нелегкое дело, продолжает снабжение деревень по Енисею всем необходимым.

Около пяти утра корабль с командой всего из двух матросов вышел из Енисейска. Он чем-то напоминал Ноев ковчег, там были велосипеды, мебель, арбузы, конфеты, соль, сахар, топливо и т. д. Для многих в деревнях это единственная возможность получить необходимые для жизни товары в летний период.

О том, куда мы едем и кого увидим, мы имели очень приблизительное представление. Слышали, только то, что в деревнях вдоль Енисея есть староверские деревни, в основном часовенного согласия. Хотя дорога по времени заняла больше недели, время на общение у нас было немного. Остановка на разгрузку-погрузку занимает обычно 1 — 2 часа.

Первой на нашем пути оказалась деревня Усть-Пит. Пока шла разгрузка диванов, мы направились знакомиться с местным населением с надеждой найти староверов. На наш вопрос нам тут же указали дом, где во дворе рядом с машиной занимался хозяйством бородатый мужчина средних лет. На наш вопрос о староверах он ответил утвердительно, был общителен и вскоре перешел к теме конца света. Вскоре стало понятно, что он баптист родом из Молдавии, ему здесь очень нравится, и вскоре он привезет сюда братьев по вере. С трудом нам удалось оторваться от общительного «старовера».

Другой бородатый мужчина на этой улице оказался действительно старообрядцем-часовенным, но на вопросы отвечал неохотно и явно стремился закончить беседу, но указал на дом другого , с кем, может быть, удастся разговориться. Когда мы нашли это место, оказалось, что это заброшенная лачуга, где живет местный юродивый. Он был рад общению, но пользы нам от этого было мало. От милостыни он гордо отказался, сказав, что зерна у него на год вперед хватит. Мы должны были спешить на корабль.

Следующей остановкой была деревня Колмогорово. В ней живут староверы-титовцы. Это согласие происходит от имени наставника Тита Тарасовича, который перешел из часовенного в поморское согласие еще в начале ХХ века, по другим данным, первые титовцы-переселенцы из пермского края. На берегу нас встретил Николай Пономарев, крепкий и серьезный мужчина, представитель местной общины, стоянка была недолгой, и мы договорились более основательно познакомиться на обратной дороге.

На следующий день мы добрались до поселка Кривляк, здесь была долгая разгрузка на судне с ночевкой, и у нас было достаточно времени для знакомства с местными жителями. Вскоре мы узнали, что здесь есть несколько семей часовенных. Знакомство облегчило то, что здесь выписывают церковный Поморский календарь, а также литературу и иконы от Российского Совета Древлеправославной Поморской Церкви. Оказалось что в Кривляке нет моленной, но есть неподалеку в деревне Никулино. Нас согласился подвезти местный паренек на «Ниве». Дорога шла через тайгу и напоминала скорее последовательность ям, чем проезжую часть. Деревня Никулино раскинулась на крутом и живописном берегу Енисея. Повсюду вокруг валялись остатки, видимо, колхозной техники. Но дома крепкие, недавно построенные. Нам подсказали, как пройти к дому наставника, и вскоре мы познакомились с о.Яковом Васильевичем Мурачевым. Поначалу он встретил нас настороженно, но затем пригласил в дом, в свою комнату, где мы побеседовали около часа. Отец Яков, около 45 лет, глава многочисленного семейства из 11 человек. Перебралась сюда община с Ангары. Оказывается, в тех местах расширяется золотодобыча, а также добыча свинца, других ископаемых. При этом используют соляную кислоту, которая отравляет все. Экология терпит огромный ущерб. Люди болеют. Исчезает рыба, уходит зверь из тайги. А это источник существования. Поэтому не только в Никулино бегут староверы, таких деревень по Енисею много.

Нам интересно было узнать побольше про знаменитые Дубческие скиты, но ответы Якова Васильевича были немногословны. Не пригласил он нас и посмотреть моленную, хотя на столе лежал у него Поморский календарь, а один из гостей — постоянный его автор. Тем не менее разговор был доброжелательным и мы обменялись адресами. Поскольку мы были не на своем транспорте, надолго задерживаться не могли. Наступила августовская жара, лето здесь недолгое, но теплое. У местных спросили, где можно искупаться, т. к. Енисей — могучая река и вода в ней не прогревается. Нам указали на Святое озеро неподалеку. Вода там изумительно чистая, но не очень теплая.

Когда мы вернулись, корабль был разгружен и команда отдыхала. Мы рассказали о своих впечатлениях и неожиданно узнали непростую историю поселка Кривляк. Оказывается, здесь был создан на рубеже 1920 – 1930-х годов «Сибулон» — сибирский лагерь особого назначения. В Туруханск, который ниже по течению Енисея, везли целый караван барж с раскулаченными заключенными из Забайкалья. Ночью 2 баржи отцепились и прибились к берегу. Их не стали спасать, бросили на погибель, дело было к зиме. А люди вырыли землянки, стали бороться за жизнь. Помогали местные староверы. Часть ссыльных выжило, для них образовали «Сибулон», который, как оказалось, и находился на берегу озера, где мы побывали. По рассказам местных жителей многие заключенные в нем погибли. Затем был создан леспромхоз, который существует и до сих пор.

От наших спутников и знакомых мы узнали и о других общинах на Енисее и его притоках. Так рассказал нам наш рулевой, что сам был на Подкаменной Тунгуске, там есть поселок Бурный, 200 — 300 домов, и все староверы, есть моленная.

Рассказали нам и про Дубческие скиты, что там лет пять назад был пожар, и многое что выгорело. Но очень сильно помогли американские староверы часовенного согласия, за эти годы все восстановлено, созданы мастерские по пошиву одежды, обуви и всего необходимого. Возрождается иконописание. Но предупредили, что без рекомендации туда могут и не принять. Нам это не грозило, т. к. дорога туда еще 500 км вниз по Енисею, а наш корабль уже собирался обратно.

Были и другие интересные встречи в Кривляке. Мы узнали что, здесь многие — потомки  ссыльных из староверов, и они помнят, что нельзя принимать новообрядческого крещения и ищут истинного таинства. Мы оставили адрес Красноярского наставника в надежде, что долгожданная встреча произойдет.

Обратная дорога была более долгой, поскольку шли против течения, но также удавалось повстречаться и со староверами. В деревне Ярцево познакомились с часовенным наставником Петром Анатольевичем и его братом Владимиром. Но пока нашли дом, пока позвали наставника, пока наладили разговор, уже пришло время возвращаться на корабль. Фотографировать, как обычно, никто не разрешал.

Наконец мы вернулись в Колмогорово, и на этот раз нас не торопили в дорогу. Мы  поднялись на высокий берег Енисея и вскоре познакомились с настоятелем Федором Степановичем Федоркиным. Нас пригласили в недавно отстроенный, просторный молитвенный дом. Небольшой иконостас, все необходимые для богослужения книги есть. Получают Поморский календарь. Никола Константинович Пономорев — один из активных прихожан и строителей храма, пригласил нас на обед. У него крепкий дом с огромным пристроенным амбаром, как и все здесь, живет ловлей рыбы, охотой. Осенью грибы, ягоды. Когда-то отец нынешнего наставника Степан Аксентьевич жил на пасеке в тайге, также и его братья, Петр и Кирилл, затем они соединились в деревне. Сейчас уже 10 семей в общине. Исходя из услышанных рассказов, здесь чувствуется влияние странников, например, считается благочестивым быть «незаписанным», т. е. жить без документов, отказываться от социальной помощи, пенсии и т. д. Мы не обсуждали полемические вопросы, нам было отрадно увидеть староверов, живущих согласно своим убеждениям, своим честным трудом в согласии с природой и верой в душе.

Мы вернулись с Енисея полные впечатлений и от людей и от суровой природы, но главным впечатлением было желание вернуться и продолжить путешествие по великой русской реке, продолжить знакомство с сибиряками.

Максим Пашинин, Сергий Назаров

На снимках:  настоятель титовцев Федор Степанович Федоркин, титовская моленная на берегу Енисея,  настоятель Федор Степанович Федоркин, Сергей Назаров, Николай Пономарев (слева направо), один из «незаписанных» титовцев, встретившийся нам на Енисее

Похожие материалы

0

Корзина