«Культурно-Паломнический Центр имени протопопа Аввакума»
Close

Вступительная статья и публикация текста Е.М.Юхименко. Блаженный Иоанн Козмич, московский юродивый и иконописец

Блаженный Иоанн Козмич, московский юродивый и иконописец

Вступительная статья и публикация текста Е.М.Юхименко. Блаженный Иоанн Козмич, московский юродивый и иконописец

Вступительная статья и публикация текста Е.М. Юхименко


 

От издателя

Староверческое Преображенское кладбище хранит па-
мять о многих известных фамилиях московских безпопов-
цев, начиная с основателя Преображенского федосеевского
центра Ильи Алексеевича Кавылина. Здесь упокоились духов-
ные наставники, страдальцы за веру, целые купеческие дина-
стии – Егоровых, Любушкиных, Гусаревых, Гучковых, Моро-
зовых (Викуловичей), Зиминых, Матвеевых. С этими людьми
связаны страницы истории не только Преображенского, но
и отечественной промышленности, предпринимательства,
культуры и благотворительности. По сравнению со старин-
ными захоронениями на обширных родовых участках весьма
скромно смотрится обычная могила с серым каменным кре-
стом, расположенная чуть в глубине от центральной аллеи.
Могилу можно было бы назвать вовсе неприметной, если бы
она не была почитаемой, о чем свидетельствуют яркие искус-
ственные цветы и венки на холмике и ограде. Захоронение не
безымянное; полностью сохранилась надпись на основании
креста: «Блаженный Иоаннъ оуродивый Московский», преста-
вившийся в 1840 г. в возрасте 70 лет.

 

Об этом юродивом практически ничего не было известно.
Лишь старейшие прихожане федосеевского Крестовоздвижен-
ского храма помнили о подвижнике Иоанне, о чудесах, связан-
ных с его именем, о поновлении намогильного креста.
Недавняя находка Жития блаженного Иоанна Козмича
позволяет восстановить утраченные сведения, выяснить об-
стоятельства его жизни и юродственного подвига, отношение
к нему современников и ближайших потомков. Выясняется,
что «уродом Христа ради» стал клирошанин безпоповской мо-
ленной в Преображенском, певец и иконописец, еще при жизни
он прославился даром прозорливости; рассказы о нем передава-
лись из уст в уста и стали основой Жития. Сам факт написания
агиографического произведения, весьма редкий для XIX в., сви-
детельствует о подлинном и глубоком почитании подвижника.
Для обновления памяти о нем и предпринято настоя-
щее издание.

Д.В. Пересторонин

 


 

Основанное в 1771 г. Преображенское кладби ще до
сих пор сохранило свой старинный, исходно старооб-
рядческий облик: прежняя планировка, большие родо-
вые участки с крестами и саркофагами из черного габ-
бро. Если идти по главной аллее к Никольской часовне,
выстроенной в 1805 г. архитектором Ф.К. Соколовым в сти-
ле неоготики, то справа, на участке № 5, можно заметить
большой серый каменный крест, а подойдя поближе –
свидетельства почитания этой могилы: венки и гирлян-
ды из искусственных цветов на решетке ограды, бук еты
на земле. Необычны и лежащие на могильном холмике
два круг лых камня: один, побольше, с округ лым высту-
пом в верхней части, – «в голове», друг ой, поменьше, –
в средней части, ближе к кресту. «Блаженный Иоаннъ
оуродивый Московский» – гласит надпись на основании
креста. До сих пор об этом подвижнике почти ничего не
было известно. Однако находка текста его жития и ра-
зыскания в области старообрядческой книжности по-
зволили восстановить не только канву его би ографии , но
и характер принятого им на себя подвига.

 

Источники

Единственный на сегодняшний день список жития это-
го подвижника был обнаружен нами в архивных материалах
Е.Е. Егорова: в объемистой (474 л.) канцелярской книге пер-
вой четверти XX в. самим собирателем в качестве дополнения
к «Отеческим письмам» в 2-х частях было переписано инте-
ресующее нас житие[1]. Егор Егорович Егоров (1862–15.12.1917)
– московский 2-й гильдии купец, видный деятель Преобра-
женской федосеевской общины, известный собиратель книж-
ности, икон и предметов мелкой пластики. Он происходил
из потомственной федосеевской семьи; его дед, Константин
Егорович Егоров (1783–20.01.1860), – попечитель Преображен-
ского богаделенного дома, «страдалец за веру», скончавшийся
в пензенской ссылке. Е.Е. Егоров имел исключительные воз-
можности к собиранию древних и старообрядческих памят-
ников. В его собрании в настоящее время находится несколь-
ко списков обеих частей «Отеческих писем» второй половины
XIX в., однако, по всей видимости, владелец захотел обе под-
борки переписать собственноручно и вместе. Без сомнения,
из какого-то более раннего источника в дополнение к «Отече-
ским письмам» он переписал и Житие юродивого Иоанна.

Данный памятник представляет собой письменную
фиксацию устных преданий о почитаемом блаженном. На
эти источники неоднократно ссылается сам автор: о родите-
лях Иоанна – «сего не обрѣтохомъ, отъ кого увѣдати, даль-
ности ради времени» (л. 401), о самом блаженном – «Також-
де и о семъ, что увѣдѣхомъ, и написахомъ» (л. 400 об.), о его
чудотворениях – «иже всего немощно описати, зане во мно-
гихъ мѣстѣхъ обрѣтаяся и творя сия чудодѣйства многажды
безъ свидѣтелей. Инии же вѣдущии все изомроша, другии же
намъ неизвестны. Но что возмогохомъ собрати, сия и напи-
сахомъ на пользу прочитающимъ и послушающимъ» (л. 403);
о пророчествах – «Многа убо прояви блаженный Иоаннъ при-
ходящимъ къ нему тайныя и будущая сокровения Божия, отъ
нихъ же что обрѣтохомъ, здѣ и написахомъ» (л. 403), об исце-
лениях – «Нынѣ хощу предложити нѣчто бывшее, хотя мало
что обрѣтохомъ, о исцѣленияхъ блаженнаго Иоанна» (л. 403).

Из этих оговорок следует, что Житие было составлено
спустя некоторое время после кончины блаженного в 1840 г.

Более точно установить дату написания памятника по-
могли материалы следственного дела «о моленной в с. Чер-
кизове в доме мещанина Григория Савельева и о взятых
в ней книгах», которое рассматривалось на заседании мо-
сковского Секретного совещательного комитета 5 марта
1851 г. В числе отобранных вещей особенно вредными
были признаны три рукописи, в том числе рукопись «Жи-
тие и деяние Иоанна Благоюродиваго, пореклу Кузмича,
содержащая сказание о раскольнике беспоповщинской сек-
ты, якобы в юродстве подвизавшемся более 40 лет, пророче-
ствовавшем и в 1840 году погребенном на Преображенском
кладбище[2]. Таким образом, очевидно, что данный литера-
турный памятник был создан в 40-е гг. XIX в. Автор этого
сочинения пока остается неизвестным.

Некоторые сведения об Иоанне Козмиче вошли в два
обширных сочинения, посвященных истории староверия
Москвы, Петербурга, Стародубья и Прибалтики, – «Хроно-
граф Литовский» (Дегуцкий летописец) и «Алфавит духов-
ный»[3]. Их автор – Василий Иванович Золотов (род. 1786), сын
Ивана Васильевича Золотова (1746–1798 или 1799), певца
в храме при Преображенском кладбище (с 1771). До 1804 г.
Василий Золотов жил в Москве, и следовательно, был хоро-
шо осведомлен о здешних событиях и людях, в том числе об
Иоанне Козмиче, который являлся его старшим современни-
ком и так же, как и сам Василий Золотов, был тесно связан
с моленной М.Е. Баженова в Преображенском. В «Хроногра-
фе Литовском» об Иоанне Козмиче упоминается в отдельной
«Повести о Михаиле Евстигнеевиче Баженове»[4], в «Алфавите
духовном» блаженному посвящена самостоятельная, 18-я
глава – «О Иоаннѣ Козмичѣ, бл(а)гоуродивом московском,
что в Преображенском»[5].

На основании полного агиографического повествова-
ния о московском юродивом и некоторых дополнительных
сведений старообрядческих источников мы теперь можем со-
ставить достаточно полное представление об этом особенном
подвижнике первой половины XIX в., в котором сошлись две
церковно-культурные парадигмы.

Юродство как подвижничество

Восходящее к византийской традиции юродство впол-
не привилось на Руси. «Уроды Христа ради», взявшие на себя
подвиг абсолютного отрешения от мирских забот и обличе-
ния грехов человеческих, относились к особому чину свято-
сти. Их проповедь и подвижничество проходили «на стогнах
града», поэтому многие города средневековой Руси имели соб-
ственные плеяды юродивых – Великий Новгород, Великий
Устюг, Ростов и, конечно, Москва. В столице двойственное
отношение к юродивым, соединяющее поношение и любовь,
насмешки и посмертное почитание, проявилось наиболее
ярко. Московские юродивые Василий и Максим Блаженные,
Иоанн Большой колпак подвизались в самом центре города,
здесь же были и погребены. Со временем собор Покрова на
рву стал больше известен как храм Василия Блаженного.

По сути своего подвига юродивые были близки и старо-
обрядческой среде. Середина XVII в., переломный и переход-
ный момент в истории русской церкви и общества, характе-
ризуется появлением значительного числа Христа ради юро-
дивых. Достаточно назвать галичанина Стефана Трофимови-
ча Нечаева († 1667), автора покаянных стихов и распевщика;
духовного сына протопопа Аввакума Феодора († 1670), Афа-
насия († 1672), во иночестве Авраамия, известного писателя;
московского Киприана († 1675), соловецких Гурия и Иоанна
Похабного. Большинство из них не просто приняли сторону
ревнителей древнего благочестия, но активно стали на его за-
щиту. Названные подвижники известны нам по письменным
памятникам той эпохи. О юродивых в старообрядческой среде
XVIII–XIX вв. до последнего времени почти ничего не было из-
вестно; исключение cоставляют жившие в Выго-Лексинском
общежительстве Тит Иванов († 1753) и Ирина Повенецкая.
В последнее время предстали из небытия фигура и творчество
Петра Юродивого, учителя в одном из писарских училищ
Архангельской губернии, старообрядца-самокреста, автора
созданных в 1859–1860 гг. трех больших эсхатологических
сочинений – «Труба», «Меч обоюдоострый» и «Смоковница»[6].
Этот реальный пример юродивого и одновременно писателя
чрезвычайно важен для понимания сложной природы юрод-
ства как социокультурного явления, однако в данном случае
мы все же не располагаем сведениями, что юродивый Петр
пользовался каким-либо почитанием.

Иной, более традиционный и вместе с тем безусловный
пример продолжения в старообрядчестве юродственного под-
вига и почитания «урода Христа ради» как при жизни, так и
после смерти дает фигура блаженного Иоанна Козмича (1770–
30.07.1840), могила которого на Преображенском кладбище
в Москве до сих пор остается объектом поклонения[7].

 

Биография Иоанна Козмича

Будущий юродивый родился в 1770 г., по всей видимо-
сти, в Москве. Агиографу не удалось найти сведений о роди-
телях Иоанна: «како имъ имена быша и гдѣ и какое пребы-
вание имѣша», осталось неизвестным; он замечает лишь, что
они были «благочестивыми». Происхождение подвижника из
староверческой семьи подтверждает и Василий Золотов, за-
мечая при этом, что он был из «породы латышской» (вероят-
нее всего, речь идет о выходцах из Прибалтики): «В царству-
ющем градѣ Москвѣ суще два брата единоутробныя Михаил
и Иоанн и сестра Евдокия, дѣти Козмины, уроженцы породы
латышской, а вѣроисповѣданием древлеправославнии хр(и)-
стиянѣ»[8].

Все источники сходятся в указании на выдающиеся
художественные способности Иоанна: «иконописецъ номера
не послѣдняго, но изрядный мастеръ»[9]. В другом своем сочи-
нении Василий Золотов пишет об обоих братьях Козминых:
«Оба же бяху художественныя изуграфы, сирѣчь иконопис-
цы, мастера непослѣдния, а перъвостатѣйныя»[10]. Сведения
Жития более развернуты: иконописцем был еще их отец, Коз-
ма, у него они «изучились» этому мастерству. На основании
упоминаний агиографа о том, что эти два «иконнаго художе-
ства мастера» жили вместе, «исправляюще свое рукодѣлие»,
а Иоанн, занимался «своимъ художествомъ», «помогая свое-
му старшему брату» Михаилу, и они «отъ трудовъ своихъ пи-
тахуся» (л. 401), можно полагать, что братья Козмины были
профессиональными иконописцами и содержали – по край-
ней мере, небольшую – иконописную мастерскую. Прямым
доказательством, что Михаил и Иоанн Козмины занимались
иконописанием профессионально, т.е. имели свидетельство
иконописного цеха Ремесленной управы, служит запись о по-
гребении Иоанна в конторской книге Преображенского клад-
бища, в которой он назван московским цеховым[11].

В отличие от своего старшего брата не будучи связан
семейными узами, Иоанн поселился при федосеевской мо-
ленной, неподалеку от Преображенского кладбища: «изволи
примѣтатися в дому Б(о)жии и живяше при молитвенном
храмѣ, сущем в Преображенском, в Суворовой улицѣ, под
управлением бл(а)гочестиваго мужа Михаила Евсигнѣича»[12].

 

Моленная Михаила Евстигнеевича Баженова

Михаил Евстигнеевич Баженов, известный московский
федосеевский наставник, заслуживает самостоятельного рас-
сказа. Главным источником биографических сведений о нем
является «Хронограф Литовский» В.И. Золотова[13]. Баженов ро-
дился в 1739 г. в г. Волоколамске в семье посадских людей,
в юности переселился в столицу и успешно торговал в сере-
бряном ряду, в 1761 г. под влиянием друга – «христианина
древлеправославнаго вѣроисповѣдания» перешел к старо-
обрядцам-федосеевцам и стал прихожанином моленной, на-
ходившейся в Преображенском в Суворовской улице (между
улицами Генеральная и 9-я Рота) в доме Дмитрия Егоровича.
В 1771–1772 гг. по решению московского федосеевского собо-
ра Баженов вместе с И.А. Кавылиным (Ковылиным)[14] совер-
шил поездку в Выго-Лексинское общежительство с целью изу-
чения богослужебного устава знаменитой поморской обите-
ли и написания такового же для только что организованного
Преображенского кладбища. На обратном пути московские
посланцы посетили Новгород, и здесь М.Е. Баженов выявил
следы позднего (1711 г.) поновления чудотворного креста на
Волховском мосту, тем самым дезавуировав один из главных
доводов федосеевцев в пользу древности титлы ІНЦІ, что вско-
ре привело к прекращению полемики между поморцами и фе-
досеевцами по этому вопросу. В 1774 г. Михаил Евстигнеевич
стал настоятелем в моленной на Суворовской улице, служба
в которой велась по поморскому уставу. В.И. Золотов называет
место настоятельства Баженова обителью, что, с учетом сведе-
ний о других больших частных моленных, позволяет думать,
что при моленной, по традиции, были также помещения для
призреваемых.

В 1802 г. Баженов при поддержке И.А. Кавылина выстро-
ил свою собственную моленную на Генеральной улице (до-
мовладение № 149, напротив Палочного переулка). В этой «но-
вой обители», по всей видимости, призревались и мужчины,
и женщины. М.Е. Баженов занимал снисходительную пози-
цию по отношению к московским поморцам, допускавшим
бессвященнословные браки. Придерживался он и поморской
практики моления за царскую власть. Часто выступал оппо-
нентом федосеевских отцов, которые в свою очередь отлу-
чили его от церкви[15]. Умер М.Е. Баженов 17 апреля 1828 г. В
дальнейшем обширное домовладение, на территории которо-
го располагалась моленная, перешло в собственность Ивана
Васильевича Анисимова; здесь нашла приют часть прихожан
закрытой в 1837 г. поморской Монинской моленной, в том
числе ее наставник Андреян Сергеев. В конце 1830-х – нача-
ле 1840-х гг. владельцем земельного участка и храма стал Ан-
дрей Ефимович Сорокин, который, в 1848 г. перейдя в еди-
новерие, моленную закрыл, а все ее имущество оставил себе.
(В 1860–1870-е гг. А.Е. Сорокин был известен как крупный
коллекционер икон; значительная часть его собрания, 220
икон, в 1875 г. была приобретена для церковно-археологиче-
ского музея при Киевской духовной академии.)

С моленной М.Е. Баженова были связаны юношеские
годы Иоанна Козмича: он входил в число клирошан, поэто-
му, видимо, и жил при храме: «И живущу ему тако, ежеднев-
но в молитвенныи храм к службѣ хождаше, на крылосѣ сто-
яше, чтяше и пояше, понеже изрядныи чтец и пѣвец бяше,
промеж службою ж труждаяся иконы писаше»[16]. «Чтѣцом
и пѣвцом искусным» Иоанн Козмич назван и в «Хронографе
Литовском». Музыкальное дарование будущего блаженного
подчеркивал также автор Жития: «и на клиросѣ съ клирос-
ники пояше, возсылая хвалу Творцу всяческихъ. Бѣ бо изъ-
ученъ бывъ осмогласному пѣнию и добрѣ чтяше псалмы
и каноны» (л. 401).

Начало юродственного жития

Именно в период пребывания в обители М.Е. Бажено-
ва в жизни Иоанна Козмича произошел важный духовный
переворот, о котором более подробно было известно Васи-
лию Золотову: «…во едину от нощей спящу ему, бысть ему
нѣкое видѣние, его же сущность не повѣда никому, но при-
точно вѣщая. Обаче от того времени замѣтно в его житии
измѣнение: бяше бо яко во изумлении и нача почасту хо-
дити на кладбище и обнощевати тамо. И некогда по обно-
щевании на кладбищи прииде в свою келию в раздранной
ризѣ, яко полунаг, и не стыдяшеся. Вопрошающим же его
о сем, кто ему ризу раздра, отвѣщеваше единою рѣчию: “На
кладбищи”, а еще ничего иного не глаголаше. И с сего вре-
мени хождаше, аможе хотяше, и на улицах по стѣнам домо-
вым и по заборам разныя изображения начертаваше, с ма-
лыми дѣтьми бесѣды творяше и имъ недоумительныя рѣчи
вѣщаше»[17].

По сведениям автора «Хронографа Литовского» и «Ал-
фавита духовного», на путь юродства Иоанн обратился в 25
лет, однако в этих источниках даты по европейскому летоис-
числению указаны разные: 1793 и 1794 гг. Принимая во вни-
мание год рождения юродивого, следует, видимо, говорить
о 1793–1795 гг.

Житие блаженного дает несколько иную версию прои-
зошедшей кардинальной перемены; некоторые эпизоды аги-
ографического повествования можно было бы счесть этикет-
ными, но описанные детали, вполне конкретные, заставляют
в этом усомниться. По сути, обе версии не противоречат друг
другу и вполне совместимы.

Окончательному решению юноши, согласно агиографи-
ческому повествованию, предшествовало душевное потрясе-
ние, вызванное тем, что во время одного из богослужений он
глубоко осознал смысл слов Евангелия от Матфея: «Иже аще
хощетъ по Мнѣ идти, да отвержется себѣ и возметъ крестъ
свой и въслѣдъ Мене грядетъ». Затем последовало «многое
размышление и прошение о семъ Создателя», лишь после
этого «услышана бысть молитва его и Единородный Сынъ
Божии коснуся маниемъ сердца его, яко пребывати ему во
юродствѣ вся дни живота своего» (л. 401 об.). Вполне возмож-
но, что ночное видение, о котором упомянул Василий Золотов,
и было тем окончательным знаком, который положил конец
размышлениям.

Агиограф описывает два первых поступка Иоанна-юро-
дивого. Отказ от женитьбы, типичный для жизнеописаний
юродивых и преподобных, в рассматриваемом Житии со-
держит очевидный элемент эпатажа, свойственный именно
юродству: Иоанн «восхоте себя показати малоумна и сказавъ
во услышание всѣмъ, что онъ на дворъ нужды ради хощетъ,
и тѣмъ показуя свое малоумие, повторивъ тѣ же словеса. И по-
томъ изъиде на дворъ и въ яму повалився» (л. 401 об.). Второе
видимое проявление мнимого «малоумия» Иоанна обнаружи-
лось в сфере его профессиональных занятий: он разрисовал
крестами поля принесенной в мастерскую для «починки»
иконы и затем «на дворѣ на стѣнахъ, яко малоумный отро-
ча, писаше углемъ кресты и начертание иконное» (л. 401 об.).
Михаил Козмин, видя брата своего «въ томъ малоумствѣ на-
ходившася», поместил его «во обитель Преображенскую для
жительства».

Преображенское

Не вполне ясно, о какой именно обители говорит аги-
ограф. «В Преображенском» локализовалась и Суворовская
улица; так могли назвать и богадельню при Преображенском
кладбище. В заведении М.Е. Баженова имелись помещения
для призреваемых, и родные могли туда водворить Иоанна
на постоянное жительство, в отличие от предыдущего пери-
ода, когда он просто жил при моленной. Это предположение
объясняет фразу Жития: «Живяше не по обычаю того мѣста,
и начальникомъ того мѣста по многомъ истязании изгоняемъ
бываетъ отъ мѣста жительства того» (л. 402).

Не исключено, что агиограф имел в виду богадельню,
существовавшую при Преображенском кладбище, главном
центре федосеевцев. Во всяком случае какое-то время (не поз-
же начала 1810-х гг.) Иоанн Козмич проживал и здесь. Пря-
мое подтверждение этому находим еще в одном источнике,
в котором упоминается блаженный, – в «Красном уставе», сво-
де догматических и церковно-бытовых установлений старооб-
рядцев федосеевского согласия, составленном в 1873–1883 гг.
известным преображенским книжником и уставщиком Его-
ром Яковлевичем Каревым († 16 апреля 1899). В историче-
ской части этого сочинения содержатся интересные подроб-
ности, отсутствующие и в Житии, и в сводах Василия Золо-
това, в частности, говорится о том, что Иоанн Козмич пред-
сказал неразорение Преображенской обители французами
в 1812 г.: «за нѣколико время предрече нѣкто от живущих
въ ней, Иоаннъ Козмичъ, премудрыи Божии человѣкъ, иже
миру буй мняшеся быти»[18].

 

Подвиг юродства

Согласно Житию, блаженный Иоанн вел типичную для
юродивого жизнь: претерпевал жару и холод, мок под дождем,
ходил в мороз босиком и без шапки, бродил по городу, ноче-
вал где придется, не ел вареного, полученное от христолюб-
цев подаяние раздавал нищим, по нескольку дней голодал;
днем «дѣтская творяше», а ночью истово молился («нощию же,
егда вси покой приимаху, тогда онъ чтяше Псалтырь и молит-
вы своя теплыя возсылаше къ Богу»), с радостью принимал
поношения и поругания. Вместе с тем агиограф описывает
и реальные обстоятельства подвижничества.

Одна из главок носит название «О хождении на моги-
лы ко Кресту на молитву». В ней читаем: «Въ нощи обычай
имѣяше ходити на могилы ко Кресту, на немъ же изъобра-
женъ Исусъ Христосъ распятъ въ мѣру его возраста, рѣзный,
и тамо, приходя, съ сердечнымъ возгорениемъ принося мо-
литвы Христу Спасителю нашему» (л. 402 об.). Этот большой
деревянный крест с резным раскрашенным темперой Рас-
пятием сохраняется на Преображенском кладбище до сих
пор. Над ним в конце XIX в. была возведена чугунная часов-
ня, ныне открываемая для поклонения святыне один раз
в году, на праздник Воздвижения Честнаго и Животворяща-
го Креста Господня. Памятник упоминается в «Красном уста-
ве». Описав место погребения основателя Преображенского
кладбища И.А. Кавылина (1731–1809), находящееся справа
от Никольской часовни, Е.Я. Карев отмечает: «От восточной
страны близъ самаго памятника имѣется малая деревянная
часовня, со стеклянною дверью, въ ней поставленъ крестъ
древянный рѣзной, въ полный ростъ человѣка, предъ симъ
честным крестом имѣется неугасимая лампада»[19]. Интерес-
ные сведения о сооружения самого креста содержат днев-
никовые записи Е.Е. Егорова. 15 августа 1905 г., на обеде
после соборного моления на праздник Успения Богоматери,
собиратель припомнил, что «сегодня 70 годов, как скончал-
ся 15 августа 1835 г. в Ярославской губернии отец Стефан
Федорович (Иоанн). Между прочим, по его указанию был
сооружен и устроен большой письменный крест, который
в часовне на могилках»[20].

На староверческом Преображенском кладбище блажен-
ный Иоанн не только молился кресту, но и порою ночевал:
«нощию же часто на могилахъ мертвыхъ обнощеваше лѣтнее
и осеннее время» (л. 402).

Дар пророчества

Дар пророчества проявился уже в первые годы юрод-
ственного жития Иоанна. То, что все первоначально воспри-
нимали как адресованные детям «недоумительныя речи»,
оказалось предсказанием их будущности: «Но въпослѣдствии
егда оныя дѣти въ возрастъ приидоша, тогда рѣчи его сказан-
ныя дѣломъ збывахуся, и о томъ вельми чюдяхуся, понеже
имъ глаголанныя от него рѣчи на память по сбытию прихож-
даху»[21].

О многочисленных проявлениях чудесного дара про-
речения и чудотворения, которым был наделен Иоанн,
повествуется в Житии юродивого. Эти краткие рассказы
о прижизненных предсказаниях и исцелениях, со ссылками
на свидетелей, иногда названных по именам, объединены
в главы: «О приходящихъ людяхъ къ блаженному Иоанну»,
«О пророчествахъ блаженнаго Иоанна» (здесь содержится
предсказание о знаменитом наводнении в Петербурге 7 ноя-
бря 1824 г., описанном в поэме А.С. Пушкина «Медный всад-
ник»), «О исцѣленияхъ блаженнаго Иоанна». Последняя глава –
«О чудесѣхъ блаженнаго Иоанна» – также включает примеры
чудесных действий и предсказаний, совершенных юродивым
при жизни. Обращает на себя внимание последний рассказ,
имеющий очевидную старообрядческую, точнее беспопов-
скую, подоплеку, о том, что на совет некоего купца покаять-
ся в преддверии смерти Иоанн «немного помолчавъ и рекъ
ему сице: “Въ сентябрѣ мѣсяцѣ”, еже и сбысться. Въ сентябрѣ
мѣсяцѣ ему по преставлении исполнися четыредесятый день,
и въ сий день приходятъ души человѣческия къ Богу восприя-
ти мзду дѣлъ своихъ» (л. 404).

Составитель «Красного устава», кратко излагая историю
федосеевского центра в начале XIX в., упомянул о предсказа-
нии Иоанном Козмичем нашествия французов в 1812 г. и со-
хранения Преображенской обители во время оккупации Мо-
сквы: «И какъ о ономъ богопопущенномъ галлатскомъ наше-
ствии, такожде и о милостивномъ обители нашея спасении за
нѣколико время предрече нѣкто от живущих въ ней, Иоаннъ
Козмичъ <…>. Егда оныи рабъ Божии обычное свое юродство
творяше, тогда многимъ хотящая быти предглаголаше, яже
сбывахуся во время свое»[22].

Иоанн Козмич провел в юродстве около 45 лет. Скончал-
ся 30 июля 1840 г.

Погребение

Свое последнее упокоение он нашел там, где много вре-
мени проводил при жизни, – на Преображенском кладбище:
«Погребенъ же бысть при великомъ стечении народа съ подо-
бающею честию на Преображенскомъ кладбищѣ близь часов-
ни на правой сторонѣ, идѣже и кресть надъ нимъ поставленъ
каменный съ надписью его въкратцѣ жития» (л. 403 об.).

В «Книге для записки умерших разного звания людей
с 1831-го года» под 2 августа 1840 г. нами была обнаруже-
на запись о погребении Иоанна Козмича: «№ 240. Из дома
купца Тихомирова Московской цеховой Иван Козьмин 60
лет»[23]. Разрешение на погребение за № 230 было выдано
Лефортовской частью. Иоанн Козмич был предан земле на
четвертый день, что соответствовало московской федосе-
евской практике XIX в. В частности, в «Списке молельным,
находящимся при Преображенском богаделенном доме»,
представленном старообрядцами в 1849 г. попечителю
Преображенского богаделенного дома генералу от кава-
лерии С.В. Перфильеву, отмечено: «При кладбище на мо-
гилках небольшая часовня каменная для ставки умерших
тел до четвертаго дня погребения, <существует> с 1804-го
года»[24].

Краткая запись в «Могильной» книге содержит весьма
важный факт о том, что погребение Иоанна Козмича состоя-
лось из дома московского купца Тихомирова, где, возможно,
провел последние дни блаженный.

Дом Степана Ивановича Тихомирова

Согласно Адрес-календарю на 1842 г., в 3-м квартале
Лефортовской части по Суворовской улице, т.е. в непосред-
ственной близости от Преображенского кладбища, находи-
лось домовладение под № 299 московского 3-й гильдии куп-
ца Степана Ивановича Тихомирова, владельца холстинного
заведения[25], человека весьма известного среди московских
федосеевцев.

С.И. Тихомиров родился около 1797 г., в 1825 г. из ме-
щан перешел в московское купечество, получив 3-ю гиль-
дию по Семеновской слободе. В 1826 г. ему было позволено
носить фамилию Тихомиров. В 1833 г., когда проводилась
8-я ревизия («сказка» датирована 7 декабря), он был вдов
и имел дочь от первого брака Фелицату 12 лет[26]. С.И. Тихо-
миров владел полотняной фабрикой, производившей нан-
ку; заведение располагалось на территории его собственно-
го домовладения[27]. В 1850 г. фабрикант переписался в бого-
родское купечество[28], но в 1854 г. вновь вернулся в москов-
ское купечество (из тверского), также купцом 3-й гильдии
по Семеновской слободе, торговал на временном праве[29].
К этому времени С.И. Тихомиров существенно увеличил
свое недвижимое имение: ему принадлежали объединен-
ные домовладения № 298, 299 и 300 по Суворовской ул.
напротив Безымянного переулка (ныне ул. Титова); к ним
примыкало еще одно домовладение (№ 283)[30], выходившее
на параллельную улицу 9-я Рота.

К началу 1858 г. («сказка» подана 8 января) семейство
С.И. Тихомирова состояло из жены второго брака Пелагеи
Алексеевны 47 лет и двух сыновей – Ивана 15 лет и Михаила
8 лет. Все они числились «по Преображенскому кладбищу».

В 1860-е гг. с С.И. Тихомировым состоял в переписке
«многолетный труженик», книжник и житель Преобра-
женского богаделенного дома Макар Иванович Стукачев
(† 25 декабря 1866), сын попечителя Преображенского бо-
гаделенного дома московского 2-й гильдии купца Ивана
Михайловича Стукачева. В подборке писем М.И. Стукаче-
ва, прилагаемой к некоторым спискам первой части «Оте-
ческих писем», есть два послания 1865 г., адресованные
С.И. Тихомирову, в которых автор использует обращение
«любезнейший мой благодетель» и жалуется на некоторые
«новшества» («Вы, так как человек пожилой, много на свете
видевши и слыхавши, сами можете понимать, что таковыя
преобразования будут нам не на пользу, но паче на вред»)[31].
По всей видимости, именно Степан Иванович Тихомиров
являлся одним из «сословных попечителей» Преображен-
ского богаделенного дома в 1847 г.[32]

Таким образом, тело скончавшегося блаженного Иоан-
на оказалось в доме С.И. Тихомирова не случайно: хозяин
пользовался авторитетом в федосеевской среде и, возможно,
призревал нуждающихся. Возможно, не случайно и то, что
единственный список Жития Иоанна Козмича оказался сре-
ди добавлений к «Отеческим письмам». Е.Е. Егоров мог его
переписать из экземпляра, включавшего фрагменты архива
М.И. Стукачева, не только его письма, но и материалы, полу-
ченные им от третьих лиц, в частности от С.И. Тихомирова,
который, будучи лично знаком с юродивым, мог располагать
и текстом его Жития.

Таким образом, вся жизнь блаженного прошла вокруг
Преображенского кладбища, в районе, населенном преиму-
щественно поборниками древнего благочестия. На Суворов-
ской улице, ближайшей к староверческому некрополю, нахо-
дилась и моленная М.Е. Баженова, при которой Иоанн Козмич
жил в юности, и дом С.И. Тихомирова, откуда его тело было
предано земле.

 

Почитание

В.И. Золотов писал, что устные рассказы о блаженном
Иоанне продолжали бытовать в среде московских беспопов-
цев спустя десятилетие после кончины юродивого («сказыва-
ютъ о немъ много достопамятнаго»). К 1880-м гг., как следует
из «Красного устава», почитание блаженного Иоанна приоб-
рело такие устойчивые для народного православия формы,
как представление о целительной силе земли, взятой с моги-
лы: «И доднесь нѣции повѣдаютъ сбывшаяся нѣкая имъ пред-
сказания и, имѣя вѣру велию, вземлютъ от гроба его землю
на избавление бѣдъ и болѣзней»[33].

Этот же источник сообщает об учениках Иоанна Коз-
мича – Мартине А. и Павле С., которые «буйственную и юрод-
ственную Христа ради» проходили жизнь и, подобно своему
учителю перед нашествием французов, предсказали «Богом по-
пущенный гнѣв на обитель нашу» (имеются в виду репрессив-
ные меры против Преображенского кладбища 1853–1854 гг.)[34].
Место погребения юродивого является объектом народ-
ного почитания и поныне: люди разных религиозных убеж-
дений, не обязательно старообрядцы, постоянно приносят
сюда цветы, букеты и венки.

Не один раз поправляли каменный крест: по крайней
мере в начале XX в. и в 1990-е гг., когда он был обложен це-
ментом, отчего и приобрел серый цвет. Сейчас на основа-
нии креста читается текст: «Блаженный Іѡаннъ оуродивый
Московскїй. Прест. 30. XI. 1840 земнагѡ житїѧ егѡ было 70
лѣтъ». В поновленной надписи сохранены черты графики на-
чала XX в., но вследствие частичного разрушения оригинала
в дату вкралась ошибка: «XI» вместо «VII».

 

Житие Иоанна Козмича как литературный памятник

Житие Иоанна Козмича продолжает традицию русских
житий юродивых и включает большинство топосов, харак-
терных для этого раздела агиографии. Подобные устойчивые
формулы и образы были всесторонне проанализированы
на обширном отечественном материале петербургской иссле-
довательницей Т.Р. Руди[35]. К числу таковых в Житии блажен-

ного Иоанна, в частности, относятся реминисценция из 1-го
Послания к коринфянам апостола Павла в предречении неко-
ему купцу (л. 402 об.), упоминание византийских юродивых
Андрея Цареградского и Симеона Эмесского (Палестинского)
(л. 400 об.), проведение параллели с русскими святыми – мо-
сковскими Василием Блаженным, Максимом и Иоанном Боль-
шой колпак, Прокопием Устюжским, Исидором Ростовским
и новгородским Николой Кочановым (л. 400 об.), противо-
поставление внешнего похабства внутреннему благочестию
(л. 401 об.–402), видимое глумление над людьми и их ответ-
ные поношения (л. 402), нагота («наготою тѣлесною томяся»,
л. 402), дар пророчества, внутренняя мудрость при внешнем
«малоумии», раздача получаемой милостыни нищим.
По своей тематике, стилю и языку Житие блаженного
Иоанна – выдающийся памятник старообрядческой литера-
туры середины XIX в. Вместе с тем он лишен какого-либо по-
лемического подтекста по отношению как к господствующей
церкви, так и к другим старообрядческим согласиям. В цен-
тре повествования – типичный вневременной образ юродиво-
го. Автор Жития, безусловно старообрядец, обладал большой
книжной культурой и хорошим слогом, существенно отлича-
ющимся от значительного числа федосеевских эпистолярных
и полемических сочинений, страдающих некоторой тяжело-
весностью и усложненностью.

Пример блаженного Иоанна Козмича свидетельствует
об устойчивости того особенного типа святости, который
представлен чином юродивых. Житие этого московского под-
вижника является важным звеном в поздней житийной тра-
диции, сохранившей свое творческое начало и в Новое вре-
мя. Принадлежность героя агиографического повествования
и его автора к старообрядчеству еще раз показывает, сколь ор-
ганично для этой среды было древнерусское наследие в сфере
агиологии, церковной и литературной культуры.

Е.М.Юхименко

 

Примечания

  1. Российская государственная библиотека. Отдел рукописей. Собра-
    ние Е.Е. Егорова. Оп. 2. № 57 (старый № 2074). Л. 400–404. Предварительное
    описание было составлено Ю.С. Белянкиным, отметившим данную статью
    как самостоятельную. Считаю своим долгом выразить признательность
    Т.В. Анисимовой, благодаря которой данная книга попала в поле моего внима-
    ния. Памятник введен нами в научный оборот и опубликован: Юхименко Е. М.
    Неизвестный памятник старообрядческой литературы XIX в. – житие ико-
    нописца и юродивого Иоанна Козмича // Труды Отдела древнерусской лите-
    ратуры Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН . СПб., 2016.
    Т. 63. С. 561–582. Далее ссылки на листы рукописи из собрания Е.Е. Егорова
    приводятся в тексте после цитаты.
  2. Российский государственный архив древних актов. Ф. 1183. Оп. 11.
    Д. 133. Л. 3 об.
  3. Оба памятника недавно были изданы: Хронограф Литовский, сиречь
    Летописец степенный древлеправославного христианства / Изд. подг. Н. Мо-
    розовой и Г. Поташенко. Вильнюс, 2011; «Алфавит духовный» Василия Золо-
    това: Исследование и текст / Изд. подгот. Н. Морозовой и Г. Поташенко. Виль-
    нюс, 2014.
  4. Хронограф Литовский. С. 145.
  5. Алфавит духовный. С. 101–102.
  6. Рыков Ю. Д. Неизвестный старообрядческий писатель XIX в. Петр Юро-
    дивый и его эсхатологические сочинения // Старообрядчество в России (XVII–
    XX вв.). М., 1999. Вып. 2. С. 151, 159–163.
  7. Искренне благодарю Д.В. Пересторонина, обратившего мое внимание
    на захоронение «блаженного Иоанна, угодника Московского» и тем самым
    инициировавшего поиски сведений об этом подвижнике.
  8. Алфавит духовный. С. 101.
  9. Хронограф Литовский. С. 145.
  10. Алфавит духовный. С. 102.
  11. Библиотека РАН . Рукописный отдел. Собр. М.И. Чуванова. Оп. 2.
    № 162. Л. 228 об.
  12. Алфавит духовный. С. 101.
  13. Хронограф Литовский. С. 137–146.
  14. Согласно старомосковской «акающей» традиции, во второй половине
    XVIII – первой четверти XIX в. эта фамилия писалась через «а». Так она пред-
    ставлена и в документах того времени, и в надписи на надгробном памят-
    нике на Преображенском кладбище. С конца XIX в. в литературе преимуще-
    ственно употребляется вариант «Ковылин».
  15. Мальцев А. И. Старообрядческие беспоповские согласия в XVIII – на-
    чале XIX в.: проблема взаимоотношений. Новосибирск, 2006. С. 343, 356–357,
    383, 385.
  16. Алфавит духовный. С. 101. По обету М.Е. Баженова, данному им
    после посещения Поморья в 1791 г., в моленной еженедельно совершались
    всенощные бдения.
  17. Алфавит духовный. С. 101.
  18. Красный устав, с объяснением о соборе и соборными главами. Б. м.,
    б. г. Л. 326 об. второго счета.
  19. Красный устав. Л. 325 об. второго счета. Упоминание деревянной
    часовни в 1883 г. дает основания утверждать, что чугунная постройка была
    возведена не ранее середины 1880-х гг.
  20. Российская государственная библиотека. Отдел рукописей. Собр.
    Е.Е Егорова. № 2035 (записи за 1905–1911 гг.). Л. 1 об.
  21. Алфавит духовный. С. 101–102.
  22. Красный устав. Л. 326–326 об. второго счета.
  23. Библиотека РАН . Рукописный отдел. Собр. М.И. Чуванова. Оп. 2.
    № 162. Л. 228 об. (данная книга велась в конторе Преображенского кладбища
    до 1842 г.). Возраст Иоанна Козмича записан с ошибкой в 10 лет.
  24. Там же. № 83. Л. 9 об.
  25. Московский адрес-календарь для жителей Москвы / Составлен по
    официальным документам и сведениям К. Нистремом. М., 1842. Т. 3. С. 259.
  26. Материалы для истории московского купечества. М., 1888. Т. 7.
    С. 143.
  27. Список фабрикантам и заводчикам Российской империи 1832 года.
    СПб., 1833. С. 404. Нанка – хлопчатобумажная ткань из толстой пряжи,
    обычно желтого цвета.
  28. Материалы для истории московского купечества. М., 1889. Т. 8.
    С. 166.
  29. Там же. Т. 9. С. 138.
  30. Алфавитный указатель к плану столичного города Москвы, состав-
    ленному… А. Хотевым. М., 1852–1853. С. 181.
  31. Российская государственная библиотека. Отдел рукописей. Собр.
    Е.Е. Егорова. № 832. Л. 423 об.–428 об.
  32. Дневные дозорные записи о московских раскольниках / Сообщ.
    А.А. Титов // Чтения в Обществе истории и древностей российских. 1892. Кн. 1.
    Отд. I. С. 69. В числе сословных попечителей назван мещанин Тихомиров.
  33. Красный устав. Л. 326 об. второго счета.
  34. Там же. Л. 333 об. второго счета.
  35. Руди Т. Р. О топике житий юродивых // Труды Отдела древнерусской
    литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН . СПб.,
    2007. Т. 58. С. 443–485

 

Житие и дѣяние благоуродиваго Иоанна пореклу Козмича

Предисловие

Аще убо многа и различна писания имамы свя-
тыхъ отецъ и церковныхъ учителей, ово убо служе-
ния церковная и молитвы и красная Божественная
пѣния, ово же правила и уставоположения, веду-
щая насъ къ спасению душевному, ина же жития
и подвиги святыхъ отецъ и страдания мучениче-
ская, но вся сия на пользу прочитающимъ и слуша-
ющимъ внимательнѣ, отъ сего бо бываетъ исправ-
ление житию нашему и душевное возгорение къ
любви Божией. Аще бы не сия быша, то како мог-
ли бы обрѣсти путь спасения и познати истиннаго
Бога. Отъ Писания бо увѣдѣхомъ, како изволи Богъ
сотворити миръ сей и созда человѣка и чего ради
родъ человѣческий впаде въ преступление и како
святии наши праотцы пожиша въ законѣ Господни
и угодиша Богови. Ихъ же и донынѣ въ тысящные
роды славятся имена и воспоминаются дѣяния. Та-
кожде быша святии и богодухновенные пророцы,
иже проповѣдаша слово Божие и провозвѣстиша
пришествие на землю Сына Божия и учаща люди
богоразумию и добродѣтельной жизни, еже жити
въ законѣ Господни, и за слово истинны отъ безза-
конныхъ людей различными убиеньми скончав-
шихся. Послѣди же прииде воплотивыися самъ
Христосъ, истинный Богъ нашъ. Подъ завѣсою
плоти своея утаився мира, да исполнятся на Немъ
пророческая гадания и по Писанию пострадавъ отъ
законопреступныхъ людей, научивъ избранныхъ
своихъ учениковъ и предаде имъ новый благодат-
ный законъ по спасеннѣй же страсти, еже изволи-
ся воплотившемуся Сыну Божию на крестѣ излия-
ти кровь свою и тѣмъ омыти наши прегрѣшения.
Тридневно воскресе и являяся ученикомъ своимъ,
утверждая ихъ въ истиннѣ пребывати. Послѣди же
предъ ними и вознесеся, вниде въ прежднюю славу
свою и по обѣщанию пославъ на нихъ Духъ Святый
и тѣмъ утвердивъ ихъ крѣпцѣ въ проповѣдании
слова Божия. Святии же апостоли, изшедше во вся
концы вселенныя, проповѣдаху и утверждаху вѣру
Христову, за ню же разными убиеньми скончаша-
ся. По нихъ же быша священнии архипастыри,
иже упасше добрѣ стадо Христово и отъ Бога про-
славлени быша нетлѣниемъ мощей и прияша даръ
исцѣления, и потомъ нѣцыи пожиша в преподо-
бии и во иночествѣ, Богу угодиша. Инии же про-
тиву мучителей крѣпцѣ стояху, различными муче-
нии скончашася. Еще же нѣкий чудный и дивный
путь спасения святии и богоизбраннии // мужи
изъобрѣтоша, въ мирѣ убо суще тѣломъ пребываю-
ще, духомъ же внѣ мира обрѣтахуся, возложьше на
ся самопроизволительное Христа ради юродство.
Яко малоумни человѣкомъ являхуся, Богу же пре-
мудри быша и миру наругавшеся, вся ни во что же
вмѣниша. Изъ нихъ же нарочитии быша: Андрей
Цареградский и Симеонъ Палестинский и инии
мнози, ихъ же имена написаны въ книгахъ живот-
ныхъ.

Послѣди же, егда Россия просвѣтися Святымъ
крещениемъ и просия благодатию Христовою, та-
кожде мнози симъ путемъ юродства обрѣтошася
проходяще, якоже блаженный Василий и Максимъ
и Иоаннъ, великоколпачный нарицаемый, Москов-
стии чудотворцы, и Прокопий Устюжский и Иси-
доръ Ростовский и Никола новгородский, нарица-
емый Кочановъ. Богу же изволившу въ нынѣшнее
послѣднее время явити того же пути шественни-
ка – сего, глаголю, Иоанна, иже въ юности оставль
мирская мудрования и прилѣпися Богови душею
своею, возложь на ся Христа ради юродство и пре-
бывъ болѣе четыредесяти лѣтъ внѣ мира духомъ,
плотию же посредѣ мира обрѣтаяся и претерпѣвая
всякую тѣлесную скорбь, на всякъ день умирая.
Кто убо маловѣренъ къ сему пребывая и усумнится
его святости житию, той да слышитъ слово, глаго-
лющее: «Всяко древо отъ плода познаваемо быва-
етъ1. Не можетъ древо добро плодъ золъ творити,
такожде и древо зло плодъ добръ творити2». Толи-
кое его слышавъ терпѣние и тѣлесное злострада-
ние, толикое время немощно человѣку совершити
сего великаго поприща, аще не укрѣпляемъ будетъ
благодатию Божиею. Егда убо и самого Спасите-
ля нарекоша, яко «о князѣ бѣсовстѣмъ изгонитъ
бѣсы»3, такожде и онаго дивнаго свѣтильника
и чудотворца Николу патриархъ въ невѣрии назва
сыномъ смердовича4, и многимъ убо святымъ не
вѣроваху, и за невѣрие наказани быша. Къ сему же
свидѣтельствуютъ его чудеса, иже отъ Бога прия
даръ пророчества и исцѣления многа сотворивъ въ
жизни своей. О семъ же ничтоже есть сомнительно,
яко обычай бываетъ юродствующимъ нѣкое безчи-
ние показовати сокровения ради добродѣтелей, да
не получивъ отъ человѣкъ славу, от врага окрады-
ваеми бываемъ. Того ради убо вси юродствующии
и симъ путемъ проходившии нѣкое похабство тво-
ряху. О нихъ же въ житияхъ ихъ извѣстися. Також-
де и о семъ, что увѣдѣхомъ, и написахомъ.

О рождении и дѣтствѣ блаженнаго Иоанна

Вседержителю Богу Отцу и единородному его
Сыну Господу нашему // Исусу Христу и Пресвятому
Животворящему Духу за вся благая, намъ даровав-
шему, честь и поклоняние во вѣки вѣкомъ. Аминь.
Господу Богу сотворившему всяческая и отъ
небытия въ бытие приведшему и устрояющему вся
на пользу человѣческому роду, вся извѣстна: наше
начало, бытие и конецъ. Предъусмотрившу нѣкия
избрати изъ рода нашего богоугодные мужи и оз-
наменовати своею благодатию въ показание святой
Его воли ревнующимъ. Якоже избираетъ царь хра-
брые и мужественные неустрашимые воины про-
тиву ратующихъ, сице и Богъ показуетъ мужи свя-
тые и ревностные къ добродѣтели, иже исходятъ
на брань противу мира лестнаго и диявола, яко на
нѣкое позорище, и побѣждаютъ его. Сице изволися
быти смотрѣнию Божию и о семъ Иоаннѣ. Родив-
шуся ему отъ благочестивыхъ родителей, но ток-
мо како имъ имена быша и гдѣ и какое пребыва-
ние имѣша, сего не обрѣтохомъ, отъ кого увѣдати,
дальности ради времени. Родился сей Иоаннъ
въ 1770 году и отъ родителей своихъ воспитанъ
въ страсѣ Божии и обученъ Священному Писанию.
Егда же возрасту его довольну бывшу къ изучению
рукодѣлия, тогда изъучиша его иконному писа-
нию, бѣ бо родитель его бывъ иконописецъ. Також-
де сей Иоаннъ имѣ у себѣ старшаго брата именемъ
Михайла, и той же братъ его бывъ единого съ нимъ
иконнаго художества мастеръ, и купно вмѣстѣ жи-
вяста, исправляюще свое рукодѣлие.

 

О юношествѣ и художествѣ блаженнаго Иоанна

Дивна дѣла Господня и славна творения
Его, яко и въ младомъ возрастѣ, идѣже страстемъ
волнование бываетъ, страхъ Божий влечетъ на бо-
гоугодное житие. Такожде и сей блаженный Ио-
аннъ въ юношескомъ возрастѣ прилѣпляяся Бого-
ви, день и нощь помышляше о душевномъ спасе-
нии, всякъ день молитвы своя возсылаше къ Богу.
Въ праздники же хождаше въ молитвенный храмъ
и на клиросѣ съ клиросники пояше, возсылая хва-
лу Творцу всяческихъ. Бѣ бо изъученъ бывъ осмо-
гласному пѣнию и добрѣ чтяше псалмы и каноны.
Въ прочия же дни занимашеся своимъ художе-
ствомъ, помогая своему старшему брату, и отъ тру-
довъ своихъ питахуся.

О началѣ юродства блаженнаго Иоанна

Егда убо хождаше блаженный Иоаннъ
въ праздники на богослужение и услышавъ гласъ
евангельский, глаголющь: «Иже аще хощетъ по
Мнѣ идти, да отвержется себѣ и возметъ крестъ
свой и въслѣдъ Мене грядетъ[5]». Тогда возгореся
желаниемъ божественнымъ, како бы отлучити-
ся мирскихъ суетъ и // присоединитися Богови.
О семъ помышляше день и нощь и вътайнѣ со
слезами Богу моляшеся, да наставитъ его на
путь спасительный. По многомъ размышле-
нии и прошении о семъ Создателя своего услы-
шана бысть молитва его и Единородный Сынъ
Божии коснуся маниемъ сердца его, яко пре-
бывати ему во юродствѣ вся дни живота своего
о укрѣпляющемъ его Бозѣ. Матери же его о семъ
не вѣдящу, но желая ему обручити невѣсту
и женитися веляше. Ему же сего не хотящу, но
помышляше, како угодити Богу. Мати же его
къ сему нуждаше, яко и невѣсту смотрити его
взятъ съ собою. Онъ же, егда по обычаю за сто-
ломъ у невѣсты сѣдяше, восхоте себя показати
малоумна и сказавъ во услышание всѣмъ, что
онъ на дворъ нужды ради хощетъ, и тѣмъ по-
казуя свое малоумие, повторивъ тѣ же словеса.
И потомъ изъиде на дворъ и въ яму повалився.
Сие видѣвъ, мати его со стыдомъ отъиде въ домъ
свой и по совѣту со старшимъ сыномъ своимъ хо-
тяху его за сие наказати. Онъ же отъ нихъ убѣже
и въ лѣсу пребысть три дни безъ пищи и моля-
шеся Богу о сохранении отъ женитвы. И послѣди
прииде, начатъ съ того времени юродствовать.

Еще нѣкогда брату его принесоша икону ис-
чинити, той же, якоже подобно изографу, всю со-
творь по обычаю, благолѣпотно устроивъ и после-
ди поолифи, какъ слѣдуетъ ихъ художественному
искуству, и положивъ въ благоприличное мѣсто
для осохновения и самъ недалеко на свою потребу
отъиде. Иоаннъ же восхотѣ показати свое юрод-
ство, вземъ ту икону и кругомъ ея на поляхъ на-
чертавъ углемъ многие кресты и положи на мѣстѣ
своемъ. Пришедшу же брату его и вземъ ту икону,
хотяше ю отнести тому человѣку, егоже та икона,
и видѣвъ ю испещрену углемъ, призва его и вопро-
си: «Кто сие сотвори?» Онъ же сказавъ, яко онъ сие
содѣла. И браняше его братъ, глаголя: «Чего ради
тако твориши?» Иоаннъ сказавъ, яко лучше тако
быти ей. Братъ же его, видѣвъ, яко малоуменъ
содѣлася, начатъ беречься отъ него и не даяше
ему работы лучшия. Онъ же, егда время свободное
улучивъ, исхождаше вонъ и на дворѣ на стѣнахъ,
яко малоумный отроча, писаше углемъ кресты и
начертание иконное. Прошедшу нѣколику време-
ни, братъ его, видѣвъ въ томъ малоумствѣ нахо-
дившася, отдаде его во обитель Преображенскую
для жительства, яко убога бывша малоумиемъ.

О жительствѣ во оби тели блаженнаго Иоанна

Жити начатъ блаженный Иоаннъ во обители
той и на всякъ день на молитвѣ пребывая, днемъ
же, яко отроча играя, хождаше единъ, уклоняяся
// отъ всѣхъ людей и дѣтская творяше. Нощию же,
егда вси покой приимаху, тогда онъ чтяше Псал-
тырь и молитвы своя теплыя возсылаше къ Богу.
Нѣцыи же неблагоразумнии людие пакости ему
нѣкия дѣяху; онъ же сия съ радостию терпяше
и, пребывая въ юродствѣ, иногда нѣчто противное
тому мѣсту творяше и нѣкое малое безчиние показо-
ваше, глумяся яко неистовъ бываше явнѣ, вътайнѣ
убо предвидевъ что-либо, по откровению Божию
сие содѣвая. Людемъ же сего не вѣдущимъ, поноша-
ху ему и наругахуся. Живяху же наверху храмины,
избѣгая молвы и мятежей человѣческихъ. Живя-
ше не по обычаю того мѣста, и начальникомъ того
мѣста по многомъ истязании изгоняемъ бываетъ
отъ мѣста жительства того и живяше повсюду и въ
бани пребывая, иногда же у нѣкиихъ христолюб-
цевъ обиташе.

 

О повсемѣстномъ хождении блаженнаго Иоанна

Земная мудрствующимъ обычай есть пещися
о мирскихъ вѣщехъ и назидати домы. Сей же бла-
женный Иоаннъ птичие житие проходя, ни о чемъ
же пекиися, токмо о душевномъ спасении и тѣло
свое изнуряя алчбою и жаждою и наготою тѣлесною
томяся, терпяше всякое злострадание, отъ дождя
убо безъ покрова пребывая и отъ солнечнаго вара
опаляемъ и зимняго мраза померзаемъ, тако хож-
даше днемъ и нощию, безъ пристанища живыи.
Егда отъ изнеможения пометая себя на голой зем-
ли, еле обрѣташеся, нощию же часто на могилахъ
мертвыхъ обнощеваше лѣтнее и осеннее время,
зимою же въ бани обитая. Егда же претерпѣвъ сия
вся, тогда посылаше Богъ христолюбивыхъ людей,
ему пищу даяху и отъ нощной студени прикрыва-
ху, вводяще въ домы своя. Иногда зимнее время бо-
сыма ногама и непокровенною главою хождаше по
улицѣ, сия же вся мужественне терпяше.

О водворении жительства у нѣкоего христолюбца

Иже о Христѣ жительствующии и добро-
дѣтельный путь проходящии всегда бываютъ къ
ближнему своему, по словеси евангельскому, лю-
бовны и сострадательны въ тѣлесныхъ нуждахъ,
тако и сей христолюбивый мужъ именемъ Андрей
Ивановъ по рукодѣлию перчаточникъ, видѣвъ сего
блаженнаго Иоанна толикое терпѣние и тѣлесное
злострадание, сжалився о немъ, къ себѣ жити его
упрошаетъ, покой и пищу приимати отъ его имуще-
ства. Водворився же блаженный у сего христолюбца
и уединяяся единъ, къ Богу сердечное ненасытное
желание имыи, помалу пищи вкушая и не требуя
себѣ тѣлеснаго покоя, безпрестанно во умѣ своемъ
молитвы возсылаше къ Богу тайно, явѣ же юрод-
ствуя хождаше. И пребысть у него многое время. //

О хождении на могилы ко Кресту на молитву

Кто не почудится сему блаженному Иоанну,
его ревности къ Богу и неустрашимости мыслен-
ныхъ враговъ. Въ нощи обычай имѣяше ходити на
могилы ко Кресту, на немъ же изъображенъ Исусъ
Христосъ распятъ въ мѣру его возраста, рѣзный,
и тамо, приходя, съ сердечнымъ возгорениемъ при-
нося молитвы Христу Спасителю нашему.

О приходящихъ людяхъ къ блаженному Иоанну

Людие же, сия вся видѣвше и слышавше
о блаженнѣмъ Иоаннѣ, начаша приходити къ не-
му пользы ради душевныя и свои великия печали
и болѣзни ему исповѣдаху и моляху его, да по-
молится о нихъ Господу Богу о избавлении бѣдъ
и болѣзней. Онъ же многимъ молитвами своими
испросивъ у Бога имъ избавление и цѣление отъ
болѣзней подаяше. Егда же что ему даяху мило-
стыни, то онъ сия иногда гдѣ бросивъ, а иногда
нищимъ отдаяше. Аще ли же что приношаху ему
изъ снѣди лучшия пищи, то онъ тако не ядяше, но
посыпавъ тертымъ кирпичемъ, тогда помалу вку-
шая. Когда день и два ничесоже пищи приимая.
По словеси пророка Давыда, глаголющаго: «Зане
пепелъ яко хлѣбъ ядяхъ, и питие мое съ плачемъ
растворяхъ6». Нѣкоему человѣку усумнѣвшуся
о его житии и положивъ себѣ правило всю седми-
цу поститися и молитися, да проявитъ Господь
о его житии, и послѣди прииде къ нему. Онъ же
сие провидѣвъ, и егда вниде той мужъ къ нему
въ храмину, онъ же ему тако показа о себѣ: ставъ
убо къ стѣнѣ прислонився и руцѣ распростеръ,
якоже и Христосъ на крестѣ, проявляя ему, яко
онъ миру распяся.

Егда пришедшу къ нему нѣкоему купцу поль-
зы ради, онъ же калъ пѣскомъ посыпавъ и даде ему
въ руцѣ, проявляя ему великое богатство, зане бо-
гатство сие по Писанию именуется калъ и персть.
Послѣжи же и сбысться его прознаменование. Еще
другий купецъ восхоте на ся прияти подвигъ ду-
шеспасительный и начатъ поститися. Увидѣвъ
его, онъ и сказалъ: «Сбрендишь». Тому же купцу
нашедшу нѣкоей напасти и въ нощь едину попла-
кавшу, увидѣвъ же его блаженный, показавъ ему
чашу и рече: «Полну сию надо наплакать». Еще тому
же купцу вопросившу Иоанна о спасении душев-
номъ, онъ же немного помолчавъ и изрекъ: «Будь
буй миру»6. Той же купецъ единою усумнѣвся и по-
мысливъ, какимъ духомъ узнаетъ, той же уразуме
и ему изрекъ, что «не простудя и не насоря,
не ѣмъ».

Еще нѣкоему человѣку пришедшу къ бла-
женному вопросити о женѣ своей, бѣ бо больна
была. Онъ же насчитавъ четырнадцать и умолча.
И въ четвертый надесять день помре жена его. Егда
наводнению бывшу въ Петербургѣ, Иоаннъ за то-
ликое разстояние и многое время // прорече, яко
потопъ будетъ. И многимъ людемъ приходящимъ
къ блаженному пророчествуя будущее и исцѣление
творяше, иже всего немощно описати, зане во мно-
гихъ мѣстѣхъ обрѣтаяся и творя сия чудодѣйства
многажды безъ свидѣтелей. Инии же вѣдущии все
изомроша, другии же намъ не известны. Но что воз-
могохомъ собрати, сия и написахомъ на пользу про-
читающимъ и послушающимъ.

О пророчествахъ блаженнаго Иоанна

Многа убо прояви блаженный Иоаннъ при-
ходящимъ къ нему тайныя и будущая сокровения
Божия, отъ нихъ же что обрѣтохомъ, здѣ и напи-
сахомъ. Егда убо попущениемъ Божиимъ пожа-
ру случитися хотящу, сей же блаженный Иоаннъ
прорече, глаголя, показуя на домъ той, гдѣ быти
хотяше возгорѣние, яко «много потребно воды на
домъ сей». И въ приидущую нощь бысть великий
пожаръ. Еще убо пришедшу къ нему брату его Ми-
хаилу, здраву сущу, онъ же провидѣвъ его внезап-
ное умертвие, повелѣ ему измѣнити срачицу. Той
же по словеси его содѣла и въ той же день, недалеко
отъиде, обрѣтеся мертвъ. Еще пришедшу къ нему
нѣкоему человѣку здраву, онъ же прорече ему впа-
сти въ болѣзнь, еже и сбысться вскорѣ.

О исцѣленияхъ блаженнаго Иоанна

Нынѣ хощу предложити нѣчто бывшее, хотя
мало что обрѣтохомъ, о исцѣленияхъ блаженнаго Ио-
анна. Жена нѣкая прииде къ нему, сильно одержима
страстию пиянства. Онъ же молитвами своими пода-
де ей исцѣление. Еще прииде нѣкая женщина, нож-
ною болѣзнию страждущи, онъ же осязаниемъ руки
исцѣли ю. Нѣкая убо вдова именемъ Матрона Пар-
фентьева страждущи въ болѣзни велицѣ и къ смерт-
ному часу приближающися, посла къ блаженному
Иоанну, да помолится Господу Богу о ея исцѣлении.
Онъ же сжалився о ней, бѣ бо знаема ему была, яко
христолюбива сущи и нищепитательница, посла къ
ней два ученика своя, Феодора по прозванию Мягка-
го и Павла, бывшаго тогда послѣдователя жития его,
и повеле има, да прочтутъ надъ болящей каноны,
и самъ помолився о ней. И та вдова восприя вскорѣ
облегчение отъ болѣзни своея и не по многомъ вре-
мени получи совершенное здравие. И ина многа со-
твори чудеса блаженный въ жизни своей.

 

О преставлении блаженнаго Иоанна

О дивное чудо! Какъ Богъ угодники своя про-
славляетъ, иже и сокровенная и тайная имъ явна
бываютъ. Егда убо совершивъ блаженный Иоаннъ
доброе свое течение по наречению Божию, тогда
проувѣдевъ еже отъ жития сего отшествие и прихо-
дящимъ // къ нему о Христѣ любовнымъ многимъ
провозвѣсти свою кончину и моляше всѣхъ тво-
рити о немъ молитвы и поминовения. Самъ же на
больший подвигъ устремися, много постився и без-
престанно моляся во умѣ своемъ, Бога на помощь
призывая. Восхотѣ же вящьшее страдание прияти,
на руцѣ своей палецъ свой туго претягнувъ нитию,
яко разболѣтися ему зѣло, и сию скорбь съ радо-
стию о Христѣ терпяше и мало поболѣвъ, до кончи-
ны своея бесѣдовавъ, и тако преставися въ вѣчную
жизнь мѣсяца июля 30 дня 1840 года. Пребысть же
во юродствѣ болѣе четыредесяти лѣтъ. Погребенъ
же бысть при великомъ стечении народа съ подо-
бающею честию на Преображенскомъ кладбищѣ
близь часовни на правой сторонѣ, идѣже и кресть
надъ нимъ поставленъ каменный съ надписью его
въкратцѣ жития.

Премудрый Соломонъ рече: «Память правед-
нику съ похвалами8, и благословение Господне на
главѣ его9».

Аще ли кто сего блаженнаго Иоанна правед-
на быти мнитъ, мню, яко не прогрѣшаетъ. Житие
бо его и великое по Богѣ терпѣние и тѣлесное зло-
страдание, чудеса, пророчества и исцѣления о немъ
свидѣтельствуютъ неложна быти угодника Божия. Не
яко инии быша чародѣи, страстемъ своимъ работаю-
ще, чести ради и богатства людемъ волхование творя-
ще, сей же Христа ради юродъ бысть. Насъ же списав-
шихъ сие да простятъ усомнившияся въ житии его и
да полагаютъ на судьбу Божию, хулити же да не дер-
заютъ, боящеся наказания и суда Божия. Емуже слава
нынѣ и присно и во вѣки вѣкомъ. Аминь.

О чудесѣхъ блаженнаго Иоанна

Дѣвица нѣкая именемъ Афанасия сие извѣс-
ти намъ, повѣда: прилучися ей на сырной недѣли
въ пятницу много потрудитися и отъ великихъ тру-
довъ изнемогши, помысли въ себѣ, восхоте поужи-
нать. Едина мысль ей веляше, другая же возбраня-
ше. И тако ей размышляющей, пришедшу къ ней
въ то время блаженному Иоанну, и проувѣдевъ ея
помышление и тако ей изрече: начатъ о себѣ гла-
голати, яко онъ сегодня очень усталъ и хотелъ по-
ужинать, «но только боюсь грѣха, яко сий день ра-
венъ есть, якоже и день Четыредесятницы». И сия
слышавши, оная дѣвица отложи свое намѣрение
и погове до другаго дне.

Еще нѣкая дѣвица именемъ Татиана повѣда
намъ о себѣ, что ей грамотѣ изъучившейся само-
учкою и несовершенно и по силѣ чести не можа-
ше, нѣкогда прииде къ ней блаженный Иоаннъ
и увѣдавъ, яко дѣвица она много о томъ скорбитъ,
и тако ей изрече: «Что назови матушкою или ма-
менькою, и все едино означаетъ». И от того времени
преста о томъ много печаловати и изъучися лучше
// преждняго.

Хождаше блаженный Иоаннъ къ знаемымъ
ему христолюбцемъ, иногда и пребывая нѣсколько
времени живяше. Единою убо пришедшу ему къ
нѣкоему купцу во время недѣли Пасхи, и прилу-
чися у сего купца на окнѣ стояти въ сткляницѣ
крѣпкой водки. Иоаннъ же взявъ сию стклянницу
съ тѣмъ смертоноснымъ ядомъ и начатъ пити. Той
же купецъ, увидѣвъ сие, ужасеся и умрети ему отъ
сего мнящу. Иоаннъ же, возрѣвъ на нь, возсмѣявся
и тако ему изрекъ: «Слышалъ ли еси писанное
въ Евангелии, яко ”аще что и смертно испиютъ,
не вредитъ ихъ“10?» И сие изрекъ, убеже отъ него.
И сия намъ купецъ той повѣда, яже самъ видѣ.
Единою убо пришедшу человѣку нѣкоему во-
просити блаженнаго Иоанна, аще будетъ жена его
здрава. Бѣ бо больна сущи крѣпко. Онъ же ему тако
прорекъ о ней: наченъ считати отъ единаго числа и
до четырехъ надесяти и болѣе умолча. Послѣди же,
егда исполнися четыренадесять дней, тогда жена
онаго мужа умре, и сбысться слово, прореченное
имъ о смерти ея.

Прииде нѣкий человѣкъ къ блаженному Ио-
анну и принесе ему бѣлую сайку въ гостинецъ. Онъ
же вземъ ю и пристави къ своему глазу и сказавъ
сице: «Посмотрите, каковъ у меня глазъ большой».
И симъ прорече етому человѣку таковую болѣзнь.
Прилучися ему на другой день упасти на нѣкоемъ
мѣстѣ, и на томъ глазѣ, на который онъ ему показа,
бысть великий желвакъ отъ ушиба, не менѣе той
большой сайки.

Еще повѣда нѣкая дѣвица о блаженнѣмъ
Иоаннѣ, что она имѣла къ нему великое усердие и
многократно съ нимъ бесѣдоваше, ибо онъ, видѣвъ
ея добродѣтельное житие и великую вѣру, часто къ
ней хождаше и о себѣ не таяшеся. И во едино вре-
мя между прочими разглагольствиями откры тайну
свою о себѣ, что онъ со времени начатия его юродства
четыренадесять лѣтъ ничесоже огнемъ извареннаго
не ядяше, точию сухоядениемъ и то помалу питаяся
и о семъ запретивъ ей, да никому же повѣсть.

Егда убо приближитися хотящу кончинѣ жи-
вота блаженному Иоанну, прииде къ нему купецъ
нѣкий посѣтити его въ болѣзни суща и начатъ ему
совѣтовати покаятися отцу духовному. Онъ же не-
много помолчавъ и рекъ ему сице: «Въ сентябрѣ
мѣсяцѣ», еже и сбысться. Въ сентябрѣ мѣсяцѣ
ему по преставлении исполнися четыредесятый
день, и въ сий день приходятъ души человѣческия
къ Богу восприяти мзду дѣлъ своихъ.

0

Корзина