«Культурно-Паломнический Центр имени протопопа Аввакума»

Г. В. Маркелов, Ф В. Панченко. О литургическом творчестве выговцев

Культурно-Паломнический Центр имени протопопа Аввакума

Г. В. Маркелов, Ф В. Панченко. О литургическом творчестве выговцев

Во второй половине XVIII в. в Выголексинском старообрядческом по­морском общежительстве были предприняты беспрецедентные попытки со­здания пантеона собственных местночтимых святых. В их число выговцы включили первых старообрядцев-мучеников, а также страдальцев за веру, подвизавшихся в близлежащих олонецких пределах, чьи имена освящены ореолом мученичества и благоговейной известностью по всей старообрядческой России. Однако выговцы включили в “тот пантеон и собственных киновиархов, преставившихся с миром в окружении скорбящих единовер­ных братии и учеников в стенах созданной ими процветающей крепкой оби­тели.

К этому времени на Выгу сложился своеобразный этиологический ком­плекс для почитания местных отцов-основателей, который включал особо устроенные гробницы с мощами преподобных, их иконописные изображе­ния, создаваемые по устоявшейся иконографической традиции. На Выгу были созданы жития и жизнеописания местных подвижников, им же было сочинено большое количество надгробных и воспоминательных слов, стихов и плачей. Выговцы писали особые молитвы своим чтимым отцам, и наконец, им были сочинены специальные церковные службы, как общие, так и индивидуальные.

Сочинение церковных служб на Выгу до сих пор не становилось пред­метом научного изучения, хотя и упоминалось в ряде публикаций.[1] Между тем этот вцд литературного творчества представляется важным для пони­мания роли и значения выговской литературной традиции, в котором раскрывается новая грань в многообразном духовном наследии поморцев.

Настоящая статья является первой публикацией авторов на данную тему и содержит предварительный обзор и краткий анализ литургических произведений выговцев по источникам, хранящимся в фондах РГИА, БАН и ИРЛИ. К настоящему времени нами выявлены 9 церковных служб, 3 канона и 29 тропарей и кондаков, принадлежащих выговским авторам.[2] Рукописи, содержащие выявленные тексты, относятся к периоду между серединой XVIII и концом XIX в. Наиболее полным по составу служб является Сборник, хранящийся в Синодальном собрании РГИА, ф. 834, оп. 1, № 841 (далее: Синод. № 841). В этой рукописи имеется оглавление, составленное известным поморским деятелем Ф. П. Бабушкиным (1752—1842). В оглавлении Бабушкин указал авторов некоторых выговских служб. На основании этих указаний тексты были атрибутированы и В. Г. Дружининым в полист­ных примечаниях на рукописях из его собрания, хранящегося в БАН. При детальном изучении списков нам пришлось внести коррективы в черновые атрибуции Дружинина. Свой обзор мы начнем с рассмотрения текстов, при­надлежащих к разряду общих церковных служб.

Старейшая из известных нам выговских служб имеет название «Служба святым исповедником новым росийским страдальцем, пострадавшим от новолюбителей за древлевосточное церковное апостольское и отеческое бла­гочестивое предание» (далее: «Служба исповедникам новым»), В. Г. Дружи­нин приписывает авторство этого текста Семену Денисову.[3] Эти сведения содержатся и в оглавлении Сборника выговских служб Синод. № 841. Тогда дата составления службы ограничивается 1741 г., годом кончины Се­мена Денисова. Из известных нам шести списков старейший относится к 50-м г. XVIII в.[4] Списки не содержат серьезных текстовых разночтений. Данная служба относится к типу средних церковных праздников, без малой вечерни. Перед каноном службы указано краегранесие «Защитники отече­ских законов почитаю», которое читается, однако, от конца канона к на­чалу по первым буквам тропарей и богородичное.[5] В тексте «Службы исповедникам новым» Семен Денисов использовал прием лексической анафо­ры в стихирах, следуя устойчивой гимнографической традиции. Например, подобен пятого гласа «Радуйся…» определяет начальные слова стихир на стиховне: «Радуйся, мысленный раю…», «Радуйся, невесто Исусова цер­кви…», «Радуйтеся, страдальцы всечестнии…» и т. д.

Содержанием «Службы исповедникам новым» является прославление приверженцев отеческой веры, претерпевших страдания и пытки, принявших мучительную смерть от «новолюбцев-никониан». Текст службы, насыщен­ный свойственными Денисову стилистикой и риторическими оборотами, привлек внимание И. И. Срезневского, который опубликовал без указания автора канон этой службы в качестве уникального образца выговской гимнографии.[6] Ирмосы для этого канона Денисов почерпнул из великопостных ирмосов, исполняемых на Страстной четверг, что придало канону особо скорбный характер. Стихиры службы не содержат исторических реалий и имен, но изобилуют яркими описаниями всевозможных горестей и мучений, которым были подвергнуты «исповедники новые».

В отличие от других рассматриваемых нами текстов, «Служба исповед­никам новым» содержит стихиры, распетые на крюках. Это стихиры-славники (самогласные), известны нам по двум спискам XVIII в.[7] Можно пред­положить, что автором распевов этих стихир, как и самих текстов, является Семен Денисов, так как известно, что он был знатоком знаменного пения и автором надгробной стихиры Андрею Денисову.[8] Пять стихир службы распеты знаменным распевом, тексты истинноречные, некоторые фиты раз­ведены прямо в тексте. Кроме стихир в рукописях службы имеется велича­ние в знаменном и путевом распевах.

Вторая выговская общая служба также посвящена прославлению старо­обрядческих мучеников,[9] но отличается исторической конкретикой. В одном из ее старейших списков[10] [11] текст имеет развернутое заглавие: «Кралковоспо- минателнаго похваления стихословие, сочиненное в подобие службы святым новым российским страдальцем», в шести других списках она обозначена как «Служба общая святым новым российским страдальцем».” В оглавле­нии синодального Сборника Ф. П. Бабушкин приписывает авторство этой службы Ивану Антонову, о датах жизни которого нам ничего не известно. Между тем в текстах этой службы каждая стихира посвящена конкретным историческим персонажам: Павлу Коломенскому, протопопу Аввакуму, Ни­канору Соловецкому, дьякону Федору, Игнатию Палеостровскому, Феодо­сии Морозовой, Евдокии Урусовой и другим мученикам старой веры. Имен­но такую службу с перечислениями по именам страдальцев видел Григорий Яковлев.[12] Если предположить, что речь идет об одном и том же тексте, то есть основания считать, что данная служба сочинена до конца 40-х гг. XVIII в.

«Служба новым российским страдальцам» относится к типу средних церковных праздников со всенощным бдением, литией и полиелеем. Краегранесия в тексте нет, зато перед каноном имеется четверостишие:

Страстотерпцы Христовы, вас пою, Песнословя Бога, вам крепость давшаго Молю прияти от мене песнь мою, Величаю Его в страсти вас утвердившаго

Прославление исторических деятелей первоначальной эпохи раскола, со­жженных или принявших добровольно огнепальную мученическую смерть, составляет содержание этой службы. Обратим внимание, что кроме уже упо­мянутых персонажей в тексте особо выделены страдальцы олонецкие, что, вероятно, было важно для выговцев. Особенностями службы являются ви­тиеватое многословие, пространность тяжеловесных текстов, их обилие и объем. Автор последовательно использует прием звуковой анафоры не толь­ко в стихирах, но и в каноне. Первые буквы ирмосов канона в каждой песне определяют первые буквы тропарей:

Песнь 3 Ирмос «Небесному кругу », Тропарь’ «Небеснаго нетленнаго .», Тропарь. «Ничтоже вас .», Тропарь «Не един »

Термин «в подобие», использованный в заглавии службы, предполагает, как нам кажется, двоякую трактовку. С одной стороны, автор этим терми­ном указывает на преемственность уже существующей на Выгу традиции. Например, на опыт Семена Денисова, сочинившего «Службу исповедникам

 

новым российским страдальцам» (см. выше). Начальные слова текста «Вхо­дящим в Виноград овощный…» прямо ассоциируются с «Виноградом Рос­сийским» Семена Денисова, а содержание службы воспринимается как свое­образное гимнографическое переложение денисовского «Винограда». Тогда термин «в подобие» определяет литературного предшественника службы, и не более того.

С другой стороны, выражение «в подобие службы» можно понять как указание автора на подражание художественной форме и структуре жанра церковной службы в данном произведении, которое, в сущности, не претен­дует на священнодействие как таковое, а является «кратковоспоминательнаго по хваления стихословием». Отметим, что ни одна из исконных церков­ных служб данного типа не явилась собственно образцом для выговской «Службы новым страдальцам», в которой все стихиры самогласны, что под­тверждает наше предположение о самостоятельном значении данного произведения.

Третья общая выговская служба носит во всех списках следующее на­звание: «Служба блаженным и приснопамятным отцем нашим премудрым последняго христианска рода учителем пресловущим и с яже от них всем праведно Господеви угодившим»’3 (далее: «Служба учителям преслову­щим»). В Синодальном Сборнике Ф. П. Бабушкин приписал авторство этой службы Григорию Ивановичу Корнаеву-Романовскому (1748—1796).[13] [14] В. Г. Дружинин датирует время написания этой службы 1795 г.[15] Служба относится к типу средних церковных праздников. Перед каноном службы помещено краегранесие с именем автора «Григорий», переданным простой литореей:

Веи времене сего снятии ближайший Хвалившаго чмочимое помяниг

Служба посвящена четырем основателям Выгореции: Корнилию Выговскому, Даниилу Викулину, Андрею и Семену Денисовым. В службе прослав­ляются учительство и строительство выдающихся выговских подвижников. В тексте службы каждая из стихир на «Господи, воззвах…» посвящена каж­дому из персонажей. Особых литературных приемов автора в тексте не ус­матривается.

Перу того же Г. И. Корнаева принадлежит целый ряд гимнографиче­ских сочинений, указанных в каталоге Павла Любопытного.[16] Нами обна­ружено 29 текстов тропарей и кондаков разным святым и канон Зосиме, Савватию и Герману Соловецким в Сборнике № 841 из Синодального собр. (л. 156 и след.). Данная часть сборника является авторской рукописью Г. И. Корнаева на бумаге 1788 г. Авторство данных текстов обозначено Ф. П. Бабушкиным в оглавлении сборника. Тропари и кондаки Корнаева посвящены общеправославным святым, дни памяти которых приходятся на июль—август—сентябрь. Выделяются четыре текста, в которых особо поми­наются тезоименитые выговским деятелям святые: Даниил, Симеон, Петр, Андрей, Иоанн и др. Текст завершает обращение ко всем российским чу­дотворцам и «новым последним страстотерпцам и богомудрым и премуд­рым и предстателем и учителем нашим…». Аналогичное содержание в кон­даке и тропаре, посвященных, святым женам. Канон соловецким чудотвор­цам Корнаева содержит краегранесие, выписанное на полях: «Блажу Зосиму, Саватия же и Германа дивнаго» (читается по первым буквам всех песнопе­ний, за исключением ирмосов и последнего богородична).

Оригинальным памятником выговской гимнографии является «Канон благодарственный вкупе же и молительный о православней вере Господу Исусу Христу», известный по одному списку 1770-х гг.[17] и по гектографи­ческому изданию конца XIX в.[18] [19] Список представляет собой копию рукой Ф. П. Бабушкина. Он же приписывает сочинение канона двум поморским авторам — Андрею Борисову и Гавриилу Скачкову. В подробном «Извеще­нии» (л. 224), завершающем текст канона, сообщается: «Канон сей Всеми­лостивому Спасу сочинен до 7-й песни кир Андреем, а 7-я, 8-я и 9-я песни сочинена кир Гавриилом в четырядесят стоп ямбически, совмещением спон­дея и пиррихия, а тропарь и богородичен, два седална и кондак со икосом тем же ямбом, но без равномерия, как в песнех стихами сочинены». В «Пи­саниях…» В. Г. Дружинина это сочинение не упоминается, но в «Каталоге» Павла Любопытного, между прочим, засвидетельствовано наличие целой книги переписки выговского настоятеля Андрея Борисова (1734—1791)” и настоятеля московской Монинской старообрядческой молельни, известного полемиста Г. Л. Скачкова (1745—1821),[20] что косвенно подтверждает воз­можность их совместной авторской работы.

В каноне благодарственном имеется краегранесие: «Господи, Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас», и все тропари и междопесния подчи­нены этому акростиху по первым буквам. Главными темами канона явля­ются изложение и прославление догматов староверия: двуперстие, трисоставной крест Христов, трипогружательное крещение и т. п. Судя по всему, в конце XIX в. издателями канона о вере была предпринята попытка внед­рить в богослужебную практику поморских общин догматически важный текст для утверждения выработанных выгорецкими авторитетами вероиспо­ведных основ, подкрепленных именем киновиарха Андрея Денисова. В гектографическом издании канону предшествует панегирическое слово об «ав­торе».

Наконец, упомянем известный пока по одному списку «Канон за упокой различными образы за отеческия в вере Христове бывшия древле обычаи и законы усердно умерших. Глас 8».[21] В этом выговском заупокойном ка­ноне имеется общее помяновение умерших старообрядцев, о чем свидетель­ствует и краегранесие, читаемое по начальным буквам тропарей: «Умерших за Тя, Спасе, усердно покой души». В каноне нет вступительного тропаря, а также богородичное и троичнов. В содержании канона особо выделяются темы добровольной жертвы: «Широчайши ада отверзошася уста хулящих отеческия законы, нетерпяще же сего слышати, раби твои, изволиша за них умерети». В рукописи канону предшествуют обычные статьи поморского Синодика с поминаниями выгорецких настоятелей. С текстами общеупотре­бительных заупокойных канонов данный канон роднят только припев и междопесния, тропари же имеют особые авторские черты выраженной старообрядческой направленности.

Вторую группу выговских литургических текстов составляют шесть служб, посвященных отдельным чтимым деятелям Выгореции. Все эти служ­бы составлены по типу преподобнических служб, средних церковных празд­ников со всенощным бдением, литией и полиелеем. Тексты их оригинальны, не имеют заимствований ни из общих преподобнических служб, ни из служб тезоименитым святым. Предположительно время их составления устанавли­вается в период не ранее середины и не позднее конца XVIII в. Рассмотрим их по хронологии персонажей.

1. Служба Корнилию Выговскому (ум. 1695 г.)[22] во всех пяти сохранив­шихся списках имеет заглавие: «Месяца марта в 30 день. Преставление преподобнаго отца нашего Корнилия Выгопустыннаго».[23] Текст службы завер­шается особой молитвой[24] преподобному Корнилию. Один из списков этой молитвы, как определил В. Г. Дружинин, принадлежит перу выговца Иванэ Антонова и имеет существенную авторскую правку текста.[25] Этот факт по­зволяет предполагать Ивана Антонова не только автором молитвы Корни­лию Выговскому, но также автором и всего текста службы преподобному Корнилию.

В пользу этого предположения свидетельствует ряд стилистических при­емов, характерных для служб, сочиненных Иваном Антоновым и использо­ванных в службе Корнилию. Таковым приемом является анафоричность текс­тов стихир и канонов. К характерным художественным особенностям творче­ства Антонова можно отнести внебогослужебные тексты стихов, включенных автором перед каноном.[26] В службе Корнилию имеется стих перед каноном:

Днесь почитаю память честную Преподобного отца Корнилия, Молитвами его да свобоаден буду Вечнаго моления [27]

2. Служба екклесиарху Петру Прокопьеву (ум. 1719 т.)[28] озаглавлена как «Память преподобнаго отца нашего Петра екклесиарха бывша обители Богоявления Господа нашего Исуса Христа, яже на Выгу реце». В выговском Уставе память преподобного Петра совершалась 16 января: «…после веч[ерни] панахида соборная. Поминают отца Петра Прокопьевича на день памяти его. И утром пред часами панахида, поминают единого, а после часов на горку с литиею ходят».[29] Автор этой службы ни в одном из списков[30] не обозначен. В каноне по первым словам текстов читается следующее краегранесие: «Отверзи, Господи, устне воспета твоего раба Петра многоплачевнаго, подвигоносца, истовый целомудрия хранитель беяше сей, его же молитвами Христе Спасе помилуй нас дата, яко Создателю, песнь ан­ельскую». Как и во многих других службах выговцев, здесь используется прием звуковой и лексической анафоры, но лишь в двух группах стихир: на Стиховне на малой вечерне и на Хвалитех.

3. Служба настоятелю и киновиарху Андрею Денисову (ум. 1730 г.)[31] озаглавлена: «Месяца августа 19 день. Память преподобного отца нашего Андрея Выгопустыннаго, учителя премудраго, бывша киновиарха обители Богоявления Господа нашего Исуса Христа, иже на Выгу реце». В выговском Уставе подробно говорится о поминании Андрея Денисова 19 августа: «По отпусте веч[ерни] поют понахиду большую собором в ча­совне, поминают отца Андрея Дионисьевича для памяти его. Тропарь поют на глас и канон носят. И о после сказывают братии о помяновении настоятеля по своей силе и усердию. А обычай был таков: поклоны кла­нялись в нощи по 200 поклонов <…> Пред часами в соборе бывает понахида за настоятеля одного, канон на понахиде носят и тропарь конархают. После часов ходят собором во гробницу и поют литию, поминают настоятеля единаго».[32] В имеющихся у нас списках[33] автор не указан. Од­нако, судя по последовательному использованию анафорического постро­ения текстов служб (стихир и канона), а также включенного в службу стиха:

Колена сердца моего преклоняю Ко владыце моему создателю, Пение песненно отцу начинаю Воспети церковному учителю —

мы можем предположить, что служба эта была написана тем же Иваном Антоновым либо кем-то из его последователей.

4. Служба киновиарху Даниилу Викулину (ум. 1734 г.)[34] имеет назва­ние «Месяца декабря 17 день. Память преподобного отца нашего Даниила, создавшего прелестен монастырь на Выгу реце во имя Богоявления Господа нашего Исуса Христа». В выговском Уставе на 17 декабря о поминании киновиарха говорится: «После вечерни по отце Данииле Викуличе понахида соборная. Тропарь на ней поют на глас, а канон носят. На каноне запевают просто. А на статаях и на отпусте поминают киновиархом… Пред часами понахида за настоятеля, на ней тропарь говором. А канон носят… По отпусте часов ходят собором с литаею по настоятели на горку и поют за упокой литию, поминают единого Даниила. За столом на трапезе чтение отцу Даниилу».[35] В имеющихся двух списках[36] автор не указан. В службе перед каноном есть стих:

Припадаю умиление ко всех творцу, Яко Господу всех и Зиждителю,

Да подаст ми смысл песнь принести отцу Постьнику и пустынному жителю

Наличие этого стиха, а также изобилие лексических анафор в тексте, сход­ных с использованными в вышеупомянутых службах, позволяют предполо­жить и в данном случае авторство Ивана Антонова.

5. Служба настоятелю Семену Денисову (ум. 1741 г.)[37] озаглавлена «Ме­сяца мая в 24 день. Память преподобнаго отца нашего Симеона Выгопустыннаго». В выговском Уставе память его отмечается дважды; 25 сен­тября на день преставления и 24 мая на день ангела. В день преставления «по заутрени за отца Симеона Дионисьевича панахида соборная. Зажига­ют три свещи больших. Тропари поют и канон носят. А на стадиях и вечной памяти вечер и утро поминают настоятелем, а в каноне запевают просто <…> По отпусте часов ходят братия собором на горку и поют в часовне литию, а поминают единаго Симеона.[38] В день тезоименитства 24 мая «по отпущении веч[ерни] поют понахиду большую собором за на­стоятеля Симеона Дионисьевича, к понахиде зовут по кельям, свечи за­жигают местные все и в малом паникадиле 6 свеч. На панахиде тропарь поют на глас и канон носят. На ект[енье] поминают настоятеля, а в ка­ноне запевают просто. Павеч[ерицей?] братии сказывают о поминовении <…> По отпусте часов ходят собором на горку и поют по настоятели литию, поминают одного Симеона. За столом преже читали житие Си­меона Дионисьевича».[39] В списках службы[40] указано: «В каноне зри в тропарех перваго речения от первыя и до 9-я песни кроме ирмосов, кондака и икоса, и обрящеши краегранесие», которое читается так: «Благослове­нием благоподвижнаго Выговския обители Богоявления Спаса боголюбива инока Ионы написася рукою многогрешнаго мужа Иоанна, воспоминание, иже похвалу пречестнаго отца исповедника Симеона, его же молитвами». В. Г. Дружинин полагал, что под именем «Иоанна» в краегранесии под­разумевается Иван Филиппов (ум. 1745), историк Выга,[41] нам же пред­ставляется более вероятной атрибуция данной службы все тому же выговскому литургисту Иоанну Антонову, использовавшему и в данном тексте излюбленный прием звуковой анафоры.

6. Служба Геннадию Боровскому (дата кончины неизвестна)[42] имеет развернутый заголовок: «Сказание о трудех и страдании в постнических подвигах священнаго отца Генадия инока бывша честныя и многословутыя киновии преподобных отец Зосимы и Саватия Соловецких чюдотворцев во время же гонительное на святую веру Христову и святоотеческое древнее благочестие многотерпеливно за исповедание истиннаго православия темни­цы и узы приимшаго послежде благоволением Божиим постническим жити­ем в выговской пустыни близ речки Немены яже на Бору Тихвинском у Спаса в хранении истинныя православныя христианския веры о Господе святоскончавшася». В выговском Уставе память Геннадию не отмечена. Ни стиха, ни краегранесия в службе не имеется. Однако Ф. П. Бабушкин при­писал авторство ее Ивану Антонову,[43] что подтверждается приемом анафо­ры в стихах.

К сожалению, никаких достоверных источников о выговце Иване Анто­нове нам обнаружить пока не удалось. Для уверенной атрибуции ему целого комплекса выговских служб необходим тщательный текстологический и сти­листический анализ. То же необходимо провести и для служб, приписыва­емых Семену Денисову и Григорию Корнаеву. Тем не менее отмеченные нами приемы лексической и звуковой анафоры в текстах, использование разных форм краегранесия, включения внебогослужебных четверостиший перед канонами служб, типовые заголовки текстов дают представление о характерных приемах и структурных закономерностях литургического твор­чества выговских авторов, принадлежавших к единой литературной школе.

 


[1] Бывшего беспоповца Григория Яковлева Извещение праведное о расколе беспоповщины. М., 1888. С. 111 (далее: Извещение праведное); Островский Д. Выговская пустынь и ее зна­чение в истории старообрядческого раскола. Петрозаводск, 1914. С. 56.

[2]  Часть текстов так или иначе отмечена В. Г. Дружининым в «Писаниях русских старо­обрядцев» (СПб., 1912).

[3]  Дружинин В Г Писания С 435, № 719

[4]  РГИА, ф 834, оп 1, № 841 л 1 Другие списки ИРЛИ, Древлехранилище, Новгород­ско-Псковское собр , № 9, л 253, XVIII в (80-е гг), БАН, 33 13 16, XIX в (вторая четв), собр Дружинина, № 827, л 29, XIX в (30-е гг), № 63, л 54 об , XIX в (поел четв), собр Стро­ганова, № 45, л 83, XIX в (ЗО-е гг)

[5] Этот же прием обратного чтения краегранесия применен выговцами в заключительных строках текста «Поморских ответов»

[6] Сведения о рукописях, печатных изданиях и других предметах, поступивших в рукопис­ное отделение Библиотеки Императорской Академии наук в 1904 г СПб , 1907 С 322—326 (по рукописи БАН, 33 13 16)

[7] ИРЛИ, Новгородско-Псковское собр , № 9, л 288, РГИА, ф 834, оп 1 № 841 л 255

[8] Среди сочинений Семена Денисова Григорий Яковлев указывает «Стих надгробный брату своему Андрею на два роспева, ему же начало Приидите, восплачем вси Сочинен весь в подражании точном по метру стихотворному стихир Великия Субботы, еже Приидите, убла­жим» (Извещение праведное С 108)

[9]  Дружинин В Г Писания С 435, № 718

[10]  БАН, собр Дружинина, № 65, л 56, XVIII в (конец)

[11] РГИА, ф 834, оп 1, N° 841, л 24, XVIII в (конец), БАН, собр Дружинина, № 328, л 43, XIX в (перв четв), № 827, л 45 об , XIX в (30-е гг), № 63, л 75, XIX в (конец), № 64, л 89, XIX в (конец), собр Строганова, № 45, л 105, XIX в (30-е гг)

[12] В 1748 г Григорий Яковлев извещал «Что видел он < > службу новосочиненную (не­известно кем) раскольническим мнимым новым страдальцам и самосоженцом, по именам их, стихиры и паремии и прочее со славниками (о каноне же не упомню)» (Извещение праведное С 111)

[13] Дружинин В Г Писания С 434, № 716

[14]  РГИА, ф 834, оп 1, № 841, л 178, XVIII в (поел четв)

[15] В пометах Дружинина на поле л 14 об рукописи БАН, собр Дружинина, № 63, XIX в (конец) читаем «Канон сочинен Г И Романовским в Москве в 1795-м г, наверн[ое] на Пре­ображенском кладбище» В остальных списках—БАН, собр Дружинина, № 827, л 1 об , XIX в (30-е гг), собр Мордвинова, № 46, 1884 г, собр Строганова, № 45, л 1, XIX в (30-е гг ) — автор не указан

[16] Исторический словарь и каталог или Библиотека староверческой церкви Соч П О Любопытнаго Изд Н И Попова М , 1866 С 88 № 227—229

[17]  РГИА, ф 834, оп 1, л 221

[18] ИРЛИ, Древлехранилище, колл Заволоко, № 319, л 226, БАН, собр Чуванова, № 53 собр Дружинина, № 1062 В гектографах канон ошибочно приписан издателями Андрею Де­нисову

[19] Исторический словарь С 54, № 132 «Пространная книга переписок с московским пас­тырем Гавриилом Ларионовым Скочковым, состоящая из богословских и философских состя­заний, вопросов-ответов, касательно всей церкви и мира»

[20] Там же среди сочинений Г Л Скачкова упомянуты каноны Господу Богу (С 93 № 249) О Г Скачкове см Старообрядческий церковный календарь на 1971 год Рига, 1971 С 74-75

[21]  БАН, собр Дружинина, № 65, л 90, XVIII в (конец) У В Г Дружинина в «Писали ях » не отмечен

[22]  Дружинин В Г Писания С 181, № 1

[23] РГИА, ф 834, оп 1, № 841, л 67, XVIII в (конец), БАН, собр Дружинина, № 827, л 15, XIX в (30-е гг), № 63, л 30, XIX в (конец), № 64, л 119, XIX в (конец), собр Стро­ганова № 45, л 54 об , XIX в (30-е гг)

[24]  Дружинин В Г Писания С 181, № 2

[25] БАН, собр Дружинина, архив, лист с пометами В Г Дружинина, бумага с «белой» датой 1788 г

[26]  Ср со стихами перед каноном в службе новым страдальцам Ивана Антонова

[27] Стих читается только в одном списке конца XVIII в РГИА, ф 834, оп 1, № 841 л 78 об

[28]  Дружинин В Г Писания С 240, № 17

[29] Устав Круг вселетнаго богослужения поморскаго Выгорецкаго монастыря Саратов 1913 Л 95 об

[30] РГИА ф 834 оп 1, № 841, л 128, XVIII в (конец), БАН, собр Дружинина № 322 XVIII в (конец) № 64 л 50 об XIX в (конец)

[31]  Дружинин В Г Писания С 132, № 206

[32] Устав Круг вселетнаго богослужения Л 179, 179 об Память Андрея Денисова указы­валась и в некоторых рукописных поморских святцах Например, в месяцеслове из БАН, собр Дружинина, № 131, л 264 об , приписка на полях сделана рукой Ф П Бабушкина в 20-х гт XIX в

[33]  РГИА, ф 834, оп 1, № 841, л 109, XVIII в (конец), БАН, собр Дружинина, № 64 л 26, XIX в (конец)

[34]  Дружинин В I Писания С 76, № 11

[35]  Устав Круг вселетнаго богослужения Л 74 об , 75

[36]  РГИА ф 834 оп 1, № 841 л 90, XVIII в (конец) БАН собр Дружинина № 64 л 4 XIX в (конец)

[37]  Дружинин В Г Писания С 161, № 89

[38]  Устав Круг вселетнаго богослужения Л 40, 40 об

[39]  Там же Л 136, 136 об.

[40] РГАДА ф 834, оп 1, № 841, л 139, XVIII в (конец) В этом списке ошибочно указана память 24 июня и 1736 I как год преставления Семена Денисова БАН, собр Дружинина, № 64, л 65

[41]  БАН собр Дружинина, № 64, л 1, 74

[42] Дружинин В Г Писания С 81, № 2, с 82, № 3 Упомянутые автором две службы на самом деле являются одним текстом

[43]  РГИА, ф. 834, оп. 1, № 841, л. 1, Оглавление. Текст службы см.: Там же, л. 48, ХУШ в. (конец); БАН, собр. Дружинина, № 328, л. 64, XIX в. (перв. четв.); № 827, л. 8, XIX в. (30-е гг.) (список дефектный); собр. Строганова, № 45, л. 36, XIX в. (30-е гг.).