«Культурно-Паломнический Центр имени протопопа Аввакума»
Close

М.О. Шахов. Сравнительный анализ современного правового и социального положения старообрядцев в России и католических традиционалистов во Франции

М.О. Шахов. Сравнительный анализ современного правового и социального положения старообрядцев в России и католических традиционалистов во Франции

Сравнительный анализ современного правового и социального положения старообрядцев в России и католических традиционалистов во Франции

Михаил Олегович Шахов, доктор философских наук, профессор РАНХиГС

Статья опубликована в журнале «Гражданское общество в России и за рубежом», № 4/2019, с. 3-9.


Автор приносит благодарность за консультации, оказавшие большую помощь в подготовке данной работы почетному декану Факультета канонического права Католического университета Парижа отцу Жан-Полю Дюрану (Jean-Paul Durand), профессору Католического университета Парижа Оливье Эшаппе (Olivier Echappe), отцу Марку Гуэльфуччи (Marc Guelfucci), аббату церкви святого Евгения и святой Цецилии (Париж).


Основной целью настоящей работы было сопоставление современного положения двух религиозных движений – старообрядчества в России и католиков-традиционалистов во Франции. Их сопоставление представляет научный интерес по следующим причинам: 1) это религиозные меньшинства, разделившиеся с «официальными» Церквями по сходным теологическим причинам – неприятие церковной реформы, сопровождающейся нововводствами, отступлением от традиции; 2) Россия и Франция, в соответствии с конституционными нормами являются светскими государствами, в которых все вероисповедания формально равны перед законом, не существует дифференциации правового положения конфессий[1]. Таким образом, мы сравниваем положение православного и католического консервативных религиозных движений в двух государствах, в которых они не являются ни привилегированными, ни преследуемыми меньшинствами.

В исследовании основной акцент сделан на неразработанном в отечественной научной литературе анализе сходства и различия в правовом положении религиозных объединений староверов и католиков-традиционалистов. Также отражены некоторые особенности (сходства и различия) в их социальном положении.

История русского раскола и основные течения (согласия и толки) старообрядчества достаточно подробно освещены в отечественной литературе, поэтому мы не останавливаемся на этом в данной публикации. Напротив, количество и доступность информации о католическом традиционализме на русском языке явно недостаточны. Поэтому мы вначале перечислим важнейшие течения католиков-традиционалистов во Франции.

Следует отметить, что католический традиционализм, как и старообрядчество не является доктринально, канонически и организационно единым. Под этим названием объединены несколько религиозных движений, в разной степени отделившихся от Римского престола, причем каждое из которых полагает себя хранителем истинной католической веры. За исключением возникшей в начале XIX в. «Малой Церкви», движения традиционалистов имеют международный характер, их нельзя рассматривать как специфически французские феномены.

«Малая Церковь» (La Petite Église), строго говоря, не является частью движения католиков-традиционалистов, возникшего на основе неприятия новаций II Ватиканского собора. Она образовалась из той части французского католического духовенства и мирян, которые отказались признать не только установленное в 1790 г. «гражданское устройство духовенства» (Constitution civile du clergé), но и условия конкордата, заключенного в 1801 г. между Первым консулом Бонапартом и папой Пием VII. Несколько епископов, в основном эмигрировавших после революции, и часть духовенства и мирян сочли следующие условия конкордата неприемлемыми:

— включение в состав клира присягнувшего Республике «конституционного» духовенства;

— сокращение числа церковных праздников, являющихся нерабочими днями с примерно 30-ти перед революцией до 4-х;

— совершение церковного бракосочетания только после регистрации брака в мэрии;

— сохранение у новых собственников приобретенных ими национализированных церковных имуществ;

— обязанность священников приносить присягу верности перед префектом;

— изменение границ епархий, в результате которого, в частности, исчезла епархия Ла-Рошель, разделенная между соседними епархиями.

Среди отвергнувших Конкордат распространилось убеждение, что происходит искажение католической веры. Епископы, поддержавшие эту оппозицию, не стали, однако, рукополагать новых священнослужителей, по всей видимости, чтобы избежать полного и бесповоротного разрыва с Римом).

Движение распространилось в ряде регионов Франции, преимущественно в тех, где преобладали роялистские настроения, и в принадлежавшей тогда Франции части Бельгии. Первоначально насчитывалось около 40 общин, объединявшихся вокруг «неприсягнувших» священников. После реставрации монархии (не повлекшей отмену или изменение условий заключенного Наполеоном конкордата) число последователей уменьшилось до 90 000 и продолжало уменьшаться. В 1852 г. умер последний священник, принадлежавший к «Малой Церкви» и её богослужения стали совершаться мирянами.[2]

После Второго Ватиканского собора Святой Престол делегировал кардинала для переговоров с «Малой Церковью» о соединении, в результате которых часть её членов воссоединилась с Римско-Католической Церковью.

В наши дни во Франции сохранилось всего четыре общины и около 4000 верующих: «Малая Церковь Дё-Севр» (Deux-Sèvres)[3] (3 000 верующих), «Белые» в Бургундии (300 верующих) и «Малая Церковь Лиона» (400 верующих).

 

Литургические особенности богослужений («мессы») «Малой Церкви».

Строго говоря, речь идет не о мессе, поскольку таинство не совершается, а о чтении и пении текстов мессы:

служба начинается с чтения верующими молитв розария;

затем пропеваются Miserere и De profundis;

пение Интроита, Kyrie, Gloria и Credo Мессы катехуменов,

пение Sanctus, Agnus Dei и коммунио (причастна) завершают богослужение.

Молитвенное собрание заканчивается чтением Апостола и Евангелия, иногда его дополняет новое чтение молитв розария.

Службу ведет уполномоченное общиной лицо. Его избирают из числа наиболее благочестивых и образованных членов общины, а не по признакам богатства или знатности рода. В некоторых общинах «Малой Церкви Дё-Севр» на это служение традиционно избирают людей из семейства последнего священника «Малой Церкви» в этих краях – аббата Пьера Тексье (Pierre Texier (1758 — 1826)).

Коллективные богослужения «Малой Церкви» проходят в часовнях, но также практикуются богослужения в семейном кругу в частных домах. Чтение и пение текстов мессы на латыни по старому уставу продолжается около двух часов. Оно совершается по воскресеньям и в дни всех церковных праздников. Последователи «Малой Церкви» строго соблюдают Великий пост (семь недель без мясной пищи и без яиц в Святую (Страстную) Неделю).

Для богослужений прихожане одевают скромную строгую одежду. Подражая образу Пресвятой Девы, особо чтимой в «Малой Церкви», женщины входят в часовни только с покрытой платком головой. Для всех воспрещается носить одежду с голыми руками или ногами.

Единственным полноценным таинством в «Малой Церкви» является крещение, совершаемое уполномоченным лицом общины.

Исповедь адресуется верующим непосредственно Богу и кающийся сам назначает себе епитимью.

С XIX века французские власти закрывают глаза на то, что в «Малой Церкви» церковный брак заключается раньше гражданской регистрации брака в мэрии. (В соответствии с Уголовным Кодексом Франции неоднократное венчание брака священником без предварительной гражданской регистрации до настоящего времени считается правонарушением). Брачная церемония происходит в часовне, на нем присутствуют только венчающиеся, их родители и свидетели, чтобы удостоверить согласие на брак перед уполномоченным лицом общины.

Последователи «Малой Церкви» хранят свою веру, как семейную традицию и не стремятся к привлечению новых членов. Их численность неуклонно уменьшается.

 

В рамках данной работы мы не рассматриваем движение «старокатоликов», не принявших решения I Ватиканского собора. Во Франции они малочисленны (всего 4 прихода). Кроме того, это движение в некоторых отношениях является весьма либеральным (допущение женского священства, однополых браков и др.) и не может считаться традиционалистским.

Среди католиков-традиционалистов, не принявших решения II Ватиканского собора и стремящихся сохранить дореформенное вероучение и богослужение, имеется несколько движений, отличающихся по степени разделения со Святым Престолом.

Седевакантисты (от латинского sede vacante – «Престол (папский) свободен») считают, что последним несомненно правоверным Папой был Пий XII, в отношении Иоанна XХIII у них нет единого мнения, а Павел VI и последующие Папы являются не обладающими саном узурпаторами, впавшими в ересь в результате принятия решений II Ватиканского собора, в частности, энциклики Dignitatis humanæ. Движение седевакантистов объединяет небольшую радикальную часть католиков-традиционалистов. Во Франции у них имелся один епископ – Мишель Луи Жерар де Лорье (Michel-Louis Guérard des Lauriers, 25.10.1898-27.02.1988), законность рукоположения которого не признается РКЦ.

В отличие от седевакантистов, последователи архиепископа Марселя Лефевра (Marcel Lefebvre), объединившиеся в основанное им Священническое братство св. Пия Х (Fraternité sacerdotale Saint-Pie-X) считают, что в результате II Ватиканского собора папы находятся в состоянии тяжкого заблуждения, но не утратили своего сана. К Братству принадлежат 4 епископа, рукоположенных в 1988 г. архиепископом Лефевром без папского разрешения. Ни один из них не пребывает во Франции. Вначале к Братству принадлежало несколько десятков священников. В 2017 г. оно располагало 772 культовыми зданиями и иными местами совершения богослужений в 72 странах, в том числе около 200 зданий – во Франции. В Братстве состоит 635 священников, 215 семинаристов, 116 монахов, 195 монахинь. Во Франции Братство насчитывает 170 священников[4]. Французский дистрикт (District de France) Священнического Братства св. Пия Х включает 37 приоратов (prieuré), руководимых аббатами Братства.

Путь примирения братства со Святым Престолом открылся в 2007 году после подписания папой Бенедиктом XVI motu proprio «Summorum разрешившего свободно служить Тридентскую мессу. В 2009 г. с четырех епископов, самовольно рукоположенных архиепископом Лефевром, было снято отлучение. Переговоры о воссоединении продолжаются до настоящего времени, обсуждается вариант придания братству статуса персональной прелатуры[5], аналогичного Opus Dei.

Во Франции, согласно государственному законодательству, Братство имеет статус культового (религиозного) объединения (см. далее).

 

Лига католической контрреформы (Ligue de la contre-réforme catholique) была создана аббатом Жоржем де Нантом (Georges de Nantes) в качестве альтернативы движению последователей архиепископа Лефевра, которое он полагал схизматическим. Тем не менее, лига была осуждена Католической Церковью. В политической жизни её члены придерживаются крайне правых взглядов.

На территории Франции имеется одна монашеская община в епархии Труа (Troyes) в департаменте Об (Aube). В ней нет своего священника. По сообщению проф. О. Эшаппе, мессы в общине тайно (без разрешения епископа) служит старый священник РКЦ.

 

Традиционалисты, воссоединившиеся со Святым Престолом.

Священническое Братство Святого Петра (Fraternité sacerdotale Saint-Pierre) было учреждено в 1988 г. бывшими членами Священнического братства св. Пия Х, не желавшими оказаться в расколе с РКЦ после того, как архиепископ Лефевр самовольно поставил четырех епископов. Братство святого Петра можно считать католическим вариантом единоверия, так как его членам разрешено служить дореформенную (Тридентскую) мессу на латыни, сохраняя каноническое единство с РКЦ.

Братство действует более чем в 20 странах и в ноябре 2018 г. насчитывало 460 членов, в том числе 123 во Франции[6].

Есть также ряд случаев, когда с РКЦ воссоединяются приходы и непризнанные монашеские конгрегации[7] традиционалистов-лефевристов. В каждом случае воссоединение происходит на своих договорных условиях. Присоединившиеся общины получают разрешение епископа служить на латыни дореформенную мессу. Ввиду отсутствия у приходов и непризнанных конгрегаций прав юридического лица, для управления культовым имуществом общин создаются общественные объединения, в состав членов которых входят миряне – родственники и друзья духовенства.

 

Правовой статус религиозного объединения

В Российской Федерации законодательство предоставляет староверам всех согласий возможность создания религиозных объединений, как в форме зарегистрированных в качестве юридических лиц религиозных организаций, так и в виде религиозных групп, действующих без государственной регистрации. Четыре старообрядческие Церкви зарегистрированы как централизованные религиозные организации: Русская Православная старообрядческая Церковь (предстоятель – митрополит Московский и всея Руси Корнилий (Титов)), Русская Древлеправославная Церковь (предстоятель- Древлеправославный Патриарх Московский и всея Руси Александр (Калинин)), Древлеправославная Поморская Церковь (Председатель Российского Совета отец Владимир Шамарин) и Древлеправославная старопоморская Церковь федосеевского согласия (Председатель К.В. Кожев).

В то же время значительное, но не поддающееся точному исчислению количество старообрядческих общин действует без государственной регистрации. Часть таких религиозных общин входит в структуру какой-либо старообрядческой централизованной религиозной организации. Такие религиозные общины не регистрируются в качестве местных религиозных организаций по различным причинам (отсутствие потребности в юридическом лице ввиду отсутствия недвижимого имущества и необходимости регулярно вступать в гражданско-правовые отношения; отсутствие возможности вести обязательную для юридических лиц отчетность). Так, по оценке зам. председателя Российского Совета Древлеправославной Поморской Церкви А.А. Безгодова[8], в структуру ДПЦ входит 50 местных религиозных организаций, а незарегистрированных религиозных общин – около 150. Некоторые старообрядческие согласия, в том числе имеющие значительное число верующих (спасовцы, часовенные) принципиально избегают регистрировать религиозные организации.

Отметим, что российское законодательство о религиозных объединениях, в отличие не только от французского законодательства, но и от российского же законодательства об общественных объединениях, не дает четкого определения момента и условий возникновения религиозного объединения в форме незарегистрированной религиозной группы. Единственным ясно сформулированным в законе этапом создания религиозной группы является уведомление о её создании компетентного государственного органа. Старообрядческие религиозные общины, существующие без государственной регистрации, в абсолютном большинстве не уведомляют власти о создании религиозной группы. Поэтому с точки зрения буквы закона, такие старообрядческие общины являются не религиозными группами, а совместной реализацией гражданами права на свободу вероисповедания без создания религиозного объединения.

Во Франции непременным условием создания любого некоммерческого объединения является заключение его учредителями учредительного договора, определяющего цель создаваемого объединения, права и обязанности его членов. Без заключения учредительного договора объединение, даже не имеющее прав юридического лица, не возникает. Поэтому ситуация, аналогичная таким ситуациям в российской правоприменительной практике, когда более-менее регулярное совместное проведение богослужений, религиозных собраний становится основанием для констатации факта возникновения религиозной группы (даже если лица, объявленные «участниками» этой группы, отрицают намерение создавать религиозное объединение!) во Франции в принципе невозможна.

 

Во Франции в соответствии с Законом 1905 г. «Об отделении Церквей от государства» (далее именуемым «Закон 1905 г.»), все конфессии имеют право создавать культовые объединения (associations cultuelles), обладающие правами юридического лица. Механизм «декларации» о создании культового объединения в отличие от российской процедуры регистрации религиозной организации не предусматривает какой-либо предварительной проверки или экспертизы, призванной удостоверить, что создаваемое объединение действительно является культовым, т.е. религиозным. Учредители уведомляют власти о создании культового объединения с приложением его устава и списка членов.

Предельно либеральная процедура «декларации» культового объединения одинакова для тех объединений, которые входят в структуру уже существующей конфессии и для автономных или новых религиозных движений. Никакого подтверждения о вхождении создаваемого (декларируемого) культового объединения в структуру уже существующей Церкви, аналогичного предусмотренному российским законодательством при регистрации местной религиозной организации французское право не требует[9].

По этой причине наличие или отсутствие подтверждения о вхождении декларируемого культового объединения в официальную иерархическую структуру Римско-Католической Церкви не оказывает непосредственного влияния на доступность и на сроки процесса декларации.

Проблемы для существования культовых объединений традиционалистов, провозглашающих себя католиками, но не имеющими единства со Святым Престолом создает норма, установленная ст. 4 Закона 1905 г., согласно которой культовые объединения, наследующие бывшим государственным религиозным учреждениям, должны соответствовать «общим правилам организации культа, отправление которого они намерены осуществлять». Первоначально это требование было адресовано к создаваемым непосредственно после принятия Закона 1905 г. культовым объединениям, чтобы они имели право получить имущество упраздняемых государственных учреждений в срок до 1907 г. Впоследствии возник вопрос, должно ли это требование постоянно применяться ко всем объединениям, претендующим на статус культовых или же оно относилось только к завершившемуся после 1907 г. процессу передачи имущества.

Процедура декларации допускает, чтобы вновь учреждаемое культовое объединение объявило себя принадлежащим к какой угодно религии. Но при реализации прав и льгот, предусмотренных во Франции для культовых объединений (важнейшим из которых является право получать пожертвованное или завещанное имущество) власти предварительно проверяют, соответствует ли объединение требованиям, установленным законом.

Авторы работы о французском законодательстве о религии «Droit des cultes» полагают, что Государственный Совет расширил область применения этой нормы, указав в своем заключении от 13 декабря 1923 г., что все культовые объединения должны соответствовать общим правилам организации культа, отправление которого они намерены осуществлять. Это правило, по их мнению, имеет практические последствия, не допуская признавать в качестве культового объединение, нарушающее канонические нормы религии, к которой оно себя относит. Объединения седевакантистов или традиционалистов-лефевристов не соблюдают такое важнейшее правило католицизма, как всеобщее подчинение Папе Римскому. Следовательно, они не могут быть признаны католическими культовыми объединениями[10].

Однако, Административный суд Парижа в решении от 27 марта 1998 г. посчитал неправомерным вынесенный префектом отказ в праве получить дар и завещанные денежные средства объединению «Священническое Братство cв. Пия Х», вынесенный на основании того, что данное объединение традиционалистов не соответствует общим правилам организации католического культа, вследствие чего не может пользоваться статусом культового объединения. Суд указал в своем решении, что правило о соответствии культового объединения общим правилам организации культа относится исключительно к процессу передачи имущества бывших государственных религиозных учреждений после принятия Закона 1905 г. и что в настоящее время власти не вправе осуществлять контроль за соблюдением этого условия культовыми объединениями в иных случаях[11].

Особенностью французского законодательства, не имеющей аналогов в российском праве, является особый правовой статус монашеских конгрегаций, правила создания и деятельности которых регулируются специальной главой Закона 1901 г. «Об учредительном договоре объединения» (далее – Закон 1901 г.). Эти нормы были приняты как часть антиклерикальной деятельности французских республиканских властей в конце XIX – начале ХХ вв. Они были существенно смягчены правительством Виши в 1942 г. Но до настоящего времени монашеские конгрегации католиков-традиционалистов не получают предусмотренного этими нормами «признания» правительственным декретом и не обладают правами юридического лица.

Объединения католиков-традиционалистов действуют также в виде общественных объединений, создаваемых по Закону 1901 г. Эти объединения не пользуются правами и налоговыми льготами, предоставленными культовым объединениям. Но они имеют право заниматься иными видами деятельности, кроме публичного отправления культа (например, благотворительной, культурно-просветительской), а культовым объединениям это недоступно.

Культовые здания

В Российской Федерации старообрядческие религиозные организации имеют в безвозмездном пользовании или в собственности переданные им государством культовые здания дореволюционной постройки, которые были национализированы Советской властью. Такая передача регулируется Федеральным законом от 30.11.2010 № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Он создал правовую основу для передачи, однако, вопреки распространенному заблуждению, этот закон не является «законом о реституции», т.е. о передаче имущества прежнему собственнику или его правопреемнику.

В соответствии с нормой пункта 4 статьи 3, передача осуществляется «с учетом конфессиональной принадлежности указанного имущества». Эта расплывчатая формулировка не препятствует передать построенный старообрядцами до революции храм религиозной организации РПЦ. В то же время случаи, когда старообрядческой организации передавались храмы, построенные в дониконовское время, практически уникальны. Например, в Великом Новгороде Общине Русской Православной старообрядческой Церкви были переданы храм Святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова на Витке, который был построен в 1384 году и храм Илии Пророка на Славне 1455 г. постройки.

Собственностью старообрядческих религиозных организаций являются самостоятельно построенные или приобретенные ими в послесоветский период культовые здания. Не имеющие прав юридического лица старообрядческие общины (религиозные группы) проводят богослужения в частных домах или квартирах, принадлежащих членам общины.

 

Священническое Братство св. Пия Х и другие объединения традиционалистов-лефевристов располагают культовыми зданиями, которые были либо самостоятельно построены ими[12], либо перестроены из приобретенных строений нерелигиозного назначения, либо предоставлены сочувствующими частными собственниками. Коммуны, ставшие собственниками католических культовых зданий, построенных до 1905 г., могут в индивидуальном порядке предоставить какие-либо из них католикам-традиционалистам. Такая передача не регулируется нормами Закона 1905 г., процесс передачи объектов в соответствии с которым завершился в 1907 г. Однако, в случае протеста со стороны РКЦ передача может быть признана незаконной, если объект формально находился в её владении. Так, решением от 16 сентября 1986 г. Административный суд г. Амьен признал незаконным решение муниципальных властей о передаче здания приходской церкви Вильнев-Сент-Жермен (Villeneuve-Saint-Germain) в пользование объединению традиционалистов «Regina Coeli». Это решение было принято ввиду того, что церковь была мало посещаема и содержалась в неудовлетворительном состоянии, причем вопреки протестам местного епископа РКЦ. Удовлетворяя жалобу священника РКЦ, которого епископ назначил в качестве викария этой церкви, суд указал, что объединение «Regina Coeli» не соблюдает принцип подчинения церковной иерархии.

Иначе сложилась судьба церкви Французской Миссии в Марселе. В 1901 г. она была закрыта и превращена вначале в концертный зал, потом в склад. В 1979 г. она была передана городскими властями Марселя в пользование Братству св. Пия Х. Использовавшееся после национализации церковных имущество в ходе Французской революции в мирских целях здание часовни в Туре было в конце ХХ в. выкуплено Братством св. Пия Х и освящено как церковь св. Григория. Если принадлежащее муниципальным властям бывшее культовое здание используется в мирских (нерелигиозных) целях, у РКЦ нет преимущественного права претендовать на его передачу. В этом существенное отличие французского законодательства от российского.

Часовня Божией Матери Утешения, расположенная в районе Елисейских Полей в Париже, была передана Братству св. Пия Х её собственником, объединением в память Благотворительного базара. Часовня Божией Матери Милосердной в Клермон-Ферране находится в приобретенном и перестроенном в 1970-е гг. кинотеатре. В июне 1975 г. сестрой архиепископа Лефевра было приобретено аббатство Сен-Сиран в Бренне. Она переименовала его в аббатство Сен-Мишель, которое стало главным домом монахинь «Сестры Братства св. Пия Х». В ряде других городов Франции Братство также приобрело в собственность церковные здания, которые по различным причинам перестали использоваться для богослужений.

В Париже церковь Сен-Никола-дю-Шардонне (Saint-Nicolas-du-Chardonnet) была захвачена католиками-традиционалистами во главе с тремя священниками 27 февраля 1977 г. Захват произошел после длительных бесплодных переговоров традиционалистов с архиепископом Парижским о предоставлении им какого-либо церковного здания для совершения богослужений. Они изгнали официального настоятеля прихода, отслужили традиционную мессу и продолжили удерживать здание церкви. 17 октября 1977 г. суд принял решение о возвращении церкви законному владельцу, но ввиду опасности возникновения массовых беспорядков, принудительное исполнение судебного решения не было осуществлено. Церковь до настоящего времени находится в фактическом владении традиционалистов. Аббат Дюко-Бурже (Ducaud-Bourget), ставший настоятелем традиционалистского прихода, передал здание под покровительство Священнического Братства св. Пия Х. Богослужения в храме часто посещает основатель Национального фронта Жан-Мари Ле Пен, а его дочь и нынешний лидер Национального фронта Марин Ле Пен крестила здесь трех своих детей.

 

Статус священнослужителей

Российское законодательство использует термин «священнослужитель», французское законодательство термин «служитель культа» (ministre du culte) в равной мере применительно ко всем конфессиям. Ни российское, ни французское право не дает определения соответствующего термина. Но оба предусматривают ряд правовых последствий, возникающих в силу того, что лицо обладает статусом священнослужителя. В России, например, священнослужители обладают правом получить отсрочку от призыва на действительную военную службу, они могут быть освобождены ото исполнения обязанностей присяжного заседателя и т.д. Фактически, государство признает в качестве обладателей статуса священнослужителя тех лиц, которые наделены этим статусом руководством соответствующей конфессии в соответствии с нормами религиозного права. В Российской Федерации не имеется каких-либо специальных норм, регулирующих права и деятельность старообрядческих священнослужителей, и не проводится юридическое различие между епископами, священниками, диаконами и беспоповскими наставниками (не имеющими священного сана с точки зрения церковного права).

Во Франции наделение лица статусом служителя культа является внутренним делом конфессий, однако из этого общего принципа есть исключения. Назначению Папским Престолом епископов, управляющих французскими епархиями предшествует согласование кандидатур с французским правительством. В Эльзас-Мозеле, где не реализован принцип отделения Церквей от государства, все служители четырех «признанных культов» (католицизм, лютеранство, реформатство, иудаизм) назначаются с участием государства. Так, архиепископы Страсбурга и Меца в силу условий конкордата 1801 г. утверждаются на кафедре декретом Президента Французской Республики на основании папской буллы. Духовенство католиков-традиционалистов, не состоящих в общении с Папским престолом, включая епископов, свободно от такого государственного контроля и в Эльзас-Мозеле, и на остальной территории Франции.

 

Статус члена (участника) религиозного объединения

В России Федеральный закон №125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 использует понятия «участник», «член» и «последователь» религиозного объединения, но не дает ни определения каждого из этих трех терминов, ни указаний, в чем состоят отличия между ними. В зарегистрированных старообрядческих религиозных организациях, как и в организациях других конфессий, правовой статус участника (члена) может быть определен положениями гражданского устава. Чаще всего в уставах определяются не права всех прихожан, а права тех из них, кто входит в коллективный орган управления (Собрание, Приходское собрание и т.п.). В незарегистрированных старообрядческих общинах, независимо ото того, считать ли их религиозными группами или нет, гражданско-правовое положение участников (членов), как правило, не определено, значение придается только каноническим отношениям (допущен ли человек до соборной молитвы в общине, является ли он духовным чадом священнослужителя (наставника) этой общины.

Как мы уже отметили выше, французское законодательство считает непременным условием возникновения общественного или религиозного объединения формальное заключение его учредителями учредительного договора. Поэтому совершающие коллективные богослужения последователи «Малой Церкви», седевакантисты или традиционалисты-лефевристы, если они не заключают учредительный договор, не являются членами недекларированного[13] общественного объединения. Никакого объединения, с точки зрения французского гражданского права, в таких религиозных общинах не существует, как и, соответственно, не существует его членов или участников. (В приходах РКЦ, не являющихся во Франции юридическими лицами, есть прихожане, но нет членов или участников с гражданскими правами и обязанностями).

Из статьи 18 Закона 1905 г. следует, что членами культовых объединений являются физические лица. В соответствии с общим принципом свободы объединения и со специальной нормой ст. 18 Закона 1905 г. членство является добровольным. Каждый из членов объединения может выйти из него в любое время. Французское право рассматривает членские взносы как денежные средства, уплачиваемые в соответствии с уставом членами объединения во исполнение своих обязательств по учредительному договору. В связи с этим закон говорит об обязанности выбывающего по собственному желанию члена объединения уплатить взносы за текущий год. Существование членских взносов не является обязательным, устав может их и не предусматривать.

Как следует из общих норм Закона 1901 г. и специальных норм для культовых объединений Закона 1905 г. членство в культовых объединениях является фиксированным. Ограничения права стать членом объединения могут быть обусловлены его целью деятельности и определены в уставе объединения, как и процедура приема в члены объединения. Устав культового объединения может также предусматривать различные категории его членов. Например, в христианских конфессиях служители культа в силу своего сана являются обязательными членами культовых объединений, как правило, руководителями. Возможно различие между членами объединения с правом решающего или совещательного голоса, обусловленное, например, уплатой членских взносов. Исключение из числа членов культового объединения возможно в соответствии с уставными правилами, в том числе вследствие нарушения религиозных предписаний и правил поведения. В случае возникновения судебного спора, связанного с исключением члена культового объединения суд не вмешивается в религиозные доктрины, но может принять их во внимание, оценивая правильность или неправильность поведения сторон спора или для оценки соответствия культовой организации общим правилам организации данной конфессии.

Понятия «члена» (adhérent) и «верующего» (fidèle) не совпадают. По определению, культовые объединения осуществляют публичное отправление культа. Хотя прилагательное «публичный» (public) во французском праве имеет несколько значений, но в любом случае, чтобы быть публичным, отправление культа должно быть открыто для публики. Следовательно, возможность присутствовать при отправлении культа не может быть предоставлена одним только членам объединения, иначе отправление культа превратится из публичного в частное и объединение утратит характер культового в строгом смысле слова. Поэтому верующие или прихожане, не являющиеся членами культового объединения, должны иметь возможность доступа на публичные богослужения и другие отправления религиозного культа. При публичном отправлении культа в зданиях, являющихся собственностью государства или коммуны, в частности отнесенных к памятникам истории, свободный доступ должен быть разрешен и для других посетителей, например, туристов.

Если по каким-либо причинам (смерть, перемена места жительства) число членов культового объединения становится ниже минимального числа, установленного ст. 19 Закона 1905 г., культовое объединение обязано в трехмесячный срок декларировать список выбывших членов и членов, вновь принятых для пополнения численности до нормы.

 

Резюмируя проведенный нами сравнительный анализ положения староверов в России и католиков-традиционалистов во Франции можно сделать следующие выводы.

Верующие, духовенство и религиозные объединения староверов и традиционалистов в полном объеме пользуются правами и свободами, предусмотренными национальных законодательств для всех конфессий.

Правовое положение священнослужителей не отличается от правового положения священнослужителей других конфессий (кроме особых правил назначения епископов РКЦ во Франции).

Старообрядческие религиозные объединения имеют возможность зарегистрироваться в качестве юридических лиц – религиозных организаций. На 31.12.2018 в Российской Федерации насчитывается 387 старообрядческих религиозных организаций. Во Франции лишь немногочисленные общины католиков-традиционалистов декларированы в качестве культовых объединений. Другие декларированы в виде общественных объединений по Закону 1901 г. и вследствие этого не пользуются налоговыми льготами и правами принимать подаренное или завещанное имущество, предусмотренными для культовых объединений. Монашеские общины католиков-традиционалистов действуют в виде непризнанных (не имеющих прав юридического лица) конгрегаций.

Католики-традиционалисты во Франции не имеют ни епархий, ни аналогов епархиальных объединений (associations diocésaines) РКЦ, ни аналогов старообрядческих централизованных религиозных организаций в России.

Старообрядческие религиозные организации в России могут получать и получают в собственность или безвозмездное пользование культовые здания, национализированные Советской властью. Во Франции католики-традиционалисты могут получить в пользование или выкупить у муниципальных властей бывшее культовое здание. Каждый раз вопрос решается в индивидуальном порядке.

 

Литература и источники

Droit français des religions / sous la direction de F. Messner, P.-H. Prelot, J.-M. Woehrling. 2e édition. P., 2013

Liberté religieuse et régimes des cultes en droit français. Textes, pratique administrative, jurisprudence. P., 2005

Laïcité et liberté religieuse. Recueil des textes et de jurisprudence. P., 2011

Delsol, A. Garay, E. Tawil. Droit des cultes. Personnes, activités, biens et structures. Ed. Juris associations. 2005

Guy Janssen. La Petite Église en trente questions, éd. Geste Édition, 1999

Schwartz. Un siècle de laïcité. P. 2007

 

https://fsspx.org/fr — сайт священнического Братства св. Пия Х

http://laportelatine.org/ — сайт Дистрикта Франции священнического Братства св. Пия Х

https://www.fssp.fr/ — сайт Дистрикта Франции священнического Братства св. Петра

http://crc-resurrection.org/ — сайт Лиги католической контрреформы

http://www.sodalitium.eu/ — седевакантистский Институт Mater Boni Consilii

https://www.google.com/maps/d/viewer?mid=16SWZyZK1ymUkOPATm4F0qwwyixI&ll=48.31490776547853%2C1.888826750000021&z=6 – карта часовен «Малой Церкви» во Франции.

 


[1] За исключением Эльзас-Мозеля во Франции, где сохранился особый правовой статус четырех «признанных» конфессий: католицизма, лютеранства, реформатства и иудаизма.

[2] Guy Janssen, La Petite Église en trente questions, éd. Geste Édition, 1999.

[3] Дё-Севр ( Deux-vres, буквально — «два Севра») — департамент на западе Франции, один из департаментов региона Новая Аквитания.

[4] http://laportelatine.org/district/france/france.php Дата обращения 27.11.2018

[5] Персональная прелатура (лат. praelatura personalis) — разновидность организации внутри Католической церкви, имеющая определённую юрисдикцию в иерархической структуре Католической Церкви и возглавляемая прелатом. Слово «персональная» означает, что юрисдикция прелатуры не относится к конкретной территории, как в случае приходов и епархий, а лишь к конкретным людям.

[6] http://www.fssp.org/fr/presentation/statistiques/ Дата обращения 27.11.2018

[7] Монашеские конгрегации (ордена) в соответствии с нормами Закона 1901 г. «Об учредительном договоре объединения» могут получить права юридического лица на основании их «признания», осуществляемого правительственным декретом. Непризнанные конгрегации существуют, не обладая правами юридического лица.

[8] Всемирный старообрядческий форум. (Материалы международной конференции, Москва, 1–2 октября 2018 г.). М.: КПЦ им. прот. Аввакума, 2018. С. 105.

[9] Следует принимать во внимание, что наиболее распространенные во Франции религиозные общины – католические приходы – не являются ни культовыми объединениями, ни какими-либо иными юридическими лицами, но обладают частичной правосубъектностью.

[10] X. Delsol, A. Garay, E. Tawil. Droit des cultes. Personnes, activités, biens et structures. Ed. Juris associations. 2005. P. 435.

[11] Liberté religieuse et régimes des cultes en droit français. Textes, pratique administrative, jurisprudence. P., 2005. P. 975-977; R. Schwartz. Un siècle de laïcité. P. 2007. P. 20-21.

[12] Например, новая часовня Святого Сердца в г. Виши была построена в 2013 г.

[13] Созданного учредителями, но не проходившего процедуру «декларации», дающую права юридического лица. Культовые объединения по Закону 1905 г. могут создаваться только путем декларации, недекларированных культовых объединений не бывает.